День Петра и Февронии. О слагаемых любви, семье, творчестве и патриотизме

День Петра и Февронии

О слагаемых любви, семье, творчестве и патриотизме

В молодости казалось, что любовь возникает тогда, когда встречаются два хороших, умных и схожих во взглядах на жизнь человека, привлекательных друг для друга внешне и по духу. Тогда мы не знали, что тайна возникновения любви сформулирована ещё в древности, как три влечения: «разума – уважение, души – дружбы, тела – желания», а разгадана – две тысячи лет назад, когда было сказано, что «Бог есть Любовь», а браки создаются на Небесах.

Если бы за фильмы об уникальных супружеских союзах давали международные награды, то история знакомства, отношений и сотворчества супругов Валентины Петровны Имтосими и Александра Дмитриевича Портнягина, получила бы наград не меньше, чем самые «оскароносные» фильмы о любви. Удивительные события их жизни разворачивались среди снегов и льдов, но не в северной Атлантике, как в «Титанике», а на Аляске и продолжились в Париже, как в знаменитом фильме «Любовь». К счастью, они не стали драмой, а сложились в настоящий роман, где есть мечты, приключения, открытия, взаимопомощь и радости творчества.

Трапезная уютного дома супругов напоминает музей. На полках и столиках разместились памятные сувениры и подарки, на стенах – иконы. Валентина Петровна показывает лик Спасителя и говорит:

– Это подарок героини Франции, музы русского Зарубежья Анны Юрьевны Смирновой-Марли. У этой иконы молился Александр Васильевич Колчак. Анна Юрьевна, сама того не ведая, стала для нашей семьи добрым ангелом, с которого всё и началось…

До описываемых событий мы с Александром Дмитриевичем были просто добрыми друзьями. В то время мне на глаза попалась фотография из шаляпинского архива, где великий бас сидел в окружении балерин – участниц Русских сезонов в Париже. Мне стало интересно, кто эти молодые девушки. Вскоре я узнала, что одна из них – Анна Бетулинская – правнучка атамана Платова, автор гимна французских партизан времён II Мировой войны и кавалер ордена Почётного легиона. Стала работать дальше. Оказалось, что Анна Юрьевна живёт на Аляске, куда переехала из Джорданвилля после смерти своего мужа, инженера Юрия Александровича Смирнова, с которым они прожили более полувека. История жизни Анны Бетулинской-Смирновой-Марли увлекла меня и наполнила желанием рассказать соотечественникам об этой легендарной женщине, которая своим творчеством и патриотизмом прославляла Россию за её пределами.

Александр Дмитриевич тогда преподавал менеджмент в США и охотно вызвался помочь мне в моих поисках. Он не только нашёл Анну Юрьевну, но и договорился о встрече, которая состоялась на Аляске в январе 2005 года. Это было первое наше совместное путешествие не туризма ради, «а пользы для», которых на сегодня наберётся более трёх десятков.

Анна Юрьевна встретила нас радушно, как добрых друзей, и очень удивилась, что мы не муж и жена, а лишь соратники. «Валюша, вы упустите такого мужчину?» – спросила она с улыбкой. Затем сняла с иконостаса икону Богородицы и вручила нам со словами «в утешение на жизненный путь».

Это напутствие было написано с обратной стороны образа, созданного известной иконописицей монахиней Иоанной (в миру Юлией Николаевной Рейтлингер) и подаренного Анне Юрьевне для молитвенного утешения двадцать лет назад. С другими работами монахини Иоанны, которые можно назвать «мостом между мирами», мы познакомились, когда занимались проектом «Мать Мария» во Франции в 2016 году, посвящённым подвигу Марии Скобцовой, основавшей объединение «Православное дело» с приютом для одиноких и больных людей. А главное, спасшей тысячи жизней во время II Мировой войны. Мы также были свидетелями открытия в Париже улицы имени монахини Марии (Скобцовой).

Тогда же в Париже мы обрели икону муромских святых Петра и Февронии, день памяти которых 8 июля стал в нашей стране праздником Семьи, любви, и верности. Её подарил нам Николай Николаевич Озолин-старший, протоиерей, богослов, иконописец, который в 2012-14 годах был деканом Свято-Сергиевского православного богословского института в Париже, а позже – настоятелем парижской церкви прп. Сергия Булгакова.

– А вот эту редкую икону «Св. прав. Иоаким и Анна, и маленький Христос», – продолжает свой рассказ Валентина Петровна, – Анна Юрьевна подарила нам «со смыслом и поводом», потому как имя Анна означает «благодать», а наша деятельность, по её мнению, благодатной и является.

И действительно: Театр-музей «Благодать», которому в октябре этого года исполняется 30 лет, гости называют источником благодати, дающим радость, надежду, пробуждающим в душе самые светлые чувства… Вот так Анна Юрьевна благословила Александра Дмитриевича и Валентину Петровну на жизненный и творческий путь, на научную, театральную, музейную, литературную деятельность во имя любви к России.

В свою очередь Александр Дмитриевич остановил внимание ещё на одной иконе, подаренной Анной Юрьевной Смирновой-Марли – прижизненном каноническом портрете святителя Иоанна, епископа Шанхайского и Сан-Францисского, исполненном художником и иконописцем Русского Зарубежья Николаем Александровичем Папковым специально для Анны Юрьевны с подписью: «Рабе Божией Анне Смирновой-Марли»…

История каждой иконы в доме супружеской четы Портнягина – Имтосими достойна, чтобы о ней рассказали книги, документальное кино и СМИ. Удивительным образом в них переплетаются жития святых, жизни обычных мирян и знаменитых людей своего времени.

Вот одна из таких историй.

Лет семь назад в музейном зале имени Анны Смирновой-Марли в Театре-музее «Благодать» перед спектаклем стал сиять поясной портрет-икона святого преподобного Серафима Саровского. Зрители, ставшие свидетелями этого необычайного явления, прослезились. Валентина Петровна решила описать событие с помощью журналиста. Главный редактор Кисловодской газеты Наталья Иванова констатировала увиденное, но чтобы сделать фото, вынесла портрет на улицу, и… чудо исчезло!

Этот портрет-икона прп. Серафима Саровского был выполнен иконописицей Ольгой Кальпус. Однако изложим всё по порядку.

В 2006 году Валентина Петровна и Александр Дмитриевич находились в Америке. Помимо множества задач, связанных с именем основателя современного авиастроения Игоря Сикорского, они также задались целью посетить Новодивеевский женский монастырь в городке Нануэт под Нью-Йорком. Его устроителем в 1950-х годах был воспитанник последних старцев Оптиной пустыни Адриан Рымаренко (архиепископ Рокландский). При этом монастыре по сию пору действуют дом престарелых, самое большое в Америке русское кладбище и храм во имя прп. Серафима Саровского, расписывал который упомянутый выше эмигрант-художник Николай Александрович Папков.

Реликвии монастыря – это прижизненное изображение прп. Серафима Саровского, перед которой молилась царская семья, и Крест из дома Ипатьева, где царские страстотерпцы были расстреляны, а также другие святыни. В 1920-х годах, после закрытия Серафимо-Дивеевского монастыря, эта икона была вывезена в Киев, а во время ВОВ при отступлении немцев её переправили в Лодзь, затем в Берлин и в США.

По прибытию в монастырь Валентину Петровну и Александра Дмитриевича встретил отец Александр, провёл по русскому кладбищу и показал реликвии, в том числе образ прп. Серафима Саровского. В числе сопровождающих отца Александра находилась незнакомая женщина, которая подошла к Валентине Петровне и тихо сказала: «Попросите отца Александра показать мои работы». Это и была художник-иконописица Ольга Кальпус, которая по просьбе Валентины Петровны выполнила портрет-икону прп. Серафима Саровского… Не сразу и с большими трудностями Ольга Кальпус привезла этот поясной список в Москву. Оттуда его перевезли в Кисловодск, в «Благодать» и разместили в музейном зале им. Анны Марли, где свершилось описанное Чудо. На праздник Покрова руководство «Благодати» приняло решение отправить святыню в Дивеево, а это без малого 2200 км… Таким вот удивительным образом чудотворная икона прп. Серафима Саровского была обретена российским Дивеевским монастырём, и в настоящее время находится в алтаре одного из монастырских храмов.

В  домашней «часовне» наших героев также есть поясной образ Серафимушки, подаренный супругам  Анной Юрьевной Смирновой-Марли во время их второго визита на Аляску летом 2005 года…

Анна Юрьевна мечтала поехать в Россию, посетить «Благодать», посмотреть посвящённый ей спектакль «Стихия песни», помочь Валентине Петровне с одноимённой книгой и увидеть сказочный, солнечный город Кисловодск, о котором она так много слышала. Но этим планам не суждено было сбыться: 15 февраля 2006 года Анны Юрьевны не стало. Всё своё духовное наследие она завещала Театру-музею «Благодать»…

Если говорить о том, насколько россияне осведомлены о жизни и деятельности своих замечательных предшественников и современников, то мы должны признать, что в своём большинстве люди молодого и зрелого возраста об этом знают мало. Место духовного наследия незаметно вытеснили «новые» соблазны. Искажается история, извращаются понятия нравственности и гармоничной семьи – главных условий преображения общества.

Но вопреки всему, примеры гармоничного, то есть духовного и творческого союза мужчины и женщины в России не редкость. Это союз равных, в котором два любящих человека с возрастом только умножают силы друг друга.

И пусть два славных имени Александра и Валентины, подобно мудрому муромскому князю Петру и мастерицы Февронии, станут для молодых ориентиром и надеждой в нашем странном, тревожном и смутном времени!

Наша справка.

Александр Дмитриевич Портнягин – доктор экономических и политических наук, профессор; родился на острове Русский, что рядом с Владивостоком; 12 лет работал в институте США и Канады АН СССР, 20 лет преподавал в США, и ещё 12 лет – в Германии, принимал участие в научных конференциях в 89 странах мира.

Валентина Петровна Имтосими – заслуженный работник культуры РФ; родилась в городе Баку; 17 лет проработала в Госфилармонии на КМВ; одна из основателей музея им. Ф.И. Шаляпина в Кисловодске; генеральный директор и основатель Театра-музея «Благодать».

Юлия Дюбуа

ФОТО:

  1. Валентина Имтосими и Александр Портнягин

      2. Валентина Имтосими и Александр Портнягин в гостях у Анны Марли. Единственные русские, посетившие ее на Аляске.

      3. В.П. Имтосими у раки Иоанна Шанхайского и С.-Франциского

      4. Отец Николай Озолин, Александр Портнягин и Валентина Имтосими, у мемориальной доски с именем матери  Марии и Дмитрия Клепинина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *