Город здорового образа жизни. В горах, с палаткой, у костерка… Возможно ли это вернуть?

О том, почему в Кисловодске зачах спортивный туризм и в каком виде его можно возродить, я беседую с Владимиром Орловым – самым авторитетным из ныне здравствующих местных туристов.

Наше досье:

Владимир Григорьевич Орлов родился в 1947 году в Кисловодске. Туризмом начал заниматься, когда учился в шестом классе школы №8. Будучи девятиклассником прошел городские курсы турорганизаторов при школе №1. С 1964 года, когда в Кисловодске открыли городской клуб туристов, входил в его актив.

После службы в армии, с 1971 по 1981 год, был инструктором-методистом  и директором Кисловодского клуба туристов. Затем возглавлял в Кисловодске спортивное общество «Спартак», а с 1996 по 1999 год был председателем городского спорткомитета.

С 2004 по 2010 год Владимир Орлов работал заместителем директора в городском Центре детско-юношеского туризма. Больше двух десятков лет, вплоть до 2010 года, руководил подростковым клубом туристов «Факел».

Кандидат в мастера спорта по спортивному ориентированию, перворазрядник по горному туристскому многоборью и горным лыжам.

– Чтобы не путать читателей, давай сразу поясним: большую часть тех, кто ныне фигурирует в отчетах  как «туристы»,  мы с тобой в молодости называли «матрасниками». 

Для нас турист – это тот, кто с огромным рюкзаком за плечами топает по турьей тропе  к перевалу, чтобы там упасть без сил. А вечером поставить палатку, разжечь костер и сварить на нем суп из концентратов с тушенкой.

– Я в молодости по горам ходил с туристами из Владикавказа и Моздока. Как появился клуб туристов в Кисловодске, и чем вы в нем занимались?

– О зарождении Клуба подробно рассказал его основатель и мой наставник Евгений Сергеевич Виноградов в книге «Лучше гор могут быть только горы…» Поэтому я просто процитирую отрывки из нее:

«Кисловодский клуб туристов был открыт 15 апреля 1964 года. В ДК «Строитель» состоялась первая учредительная конференция…

Планы работы клуба туристов  доводили до сведения всех предприятий и учреждений Кисловодска, публиковали в городской газете, впечатывали в  броские рекламные листки и афиши…

На предприятиях и в организациях города создали 41 туристическую секцию. В их работе регулярно участвовали более восьми тысяч человек. В походы на Медовые водопады, в Долину Очарования и по другим окрестностям Кисловодска выдвигались  целые коллективы предприятий и организаций…

С 1964 по 1968 год под эгидой Кисловодского клуба туристов 33 тысячи горожан совершили  более 1200 походов. Наиболее увлеченные прошли более 140 дальних походов. В результате, более трех тысяч человек  получили значок «Турист СССР», а более тысячи выполнили нормативы спортивных разрядов…

По инициативе ГК ВЛКСМ и с участием комсомольского актива кисловодские туристы установили памятник защитникам Кавказа на Нахарском перевале, совершили походы по местам боевой славы в Приэльбрусье и в окрестностях Малгобека…

– А когда и почему у Кисловодского клуба туристов возникли   проблемы…

– В 1968-м году Евгений Сергеевич вернулся на педагогическую работу, а директорами клуба туристов на непродолжительное время назначали случайных людей. Месяцами двери его помещений были на замке. Такое положение дел  я застал, когда в 1970 году вернулся из армии.

Сохранившийся актив туристов меня хорошо знал по прежним мероприятиям и походам. Поэтому уже через несколько месяцев после демобилизации меня назначили директором Кисловодского клуба туристов.

Возрождать массовость мы начали с семейных походов по окрестностям Кисловодска, которые  назвали: «Папа, мама и я – туристская семья».

Приобщать кисловодчан к туризму помогали активно работавшие в то время городские турбазы: «Приозерная», «Велинград», «Радуга». Путевки в них на предприятиях и в организациях продавали за 30 процентов от полной стоимости.

Ныне в Кисловодске нет ни одной общедоступной турбазы – их выкупили и превратили в ведомственные или  элитные здравницы.

Активно действовали в то время и альплагеря: «Узункол», «Архыз»  и другие. Из них мы совершали дальние горные походы. Я водил группы туристов практически через все перевалы Центрального и Западного Кавказа. Ходили «челноком»:  в Грузию или Абхазию и обратно.

Сейчас там везде пограничные зоны, куда туристам вход запрещен. А на тех участках Кавказского хребта, которые целиком находятся на территории  Российской Федерации, в высокогорье, как правило, создали заповедники. Там ни палаточный лагерь не разобьешь, ни костер не разведешь.

Ныне на Северном Кавказе поляны в ущельях, где ставили палатки туристы и альпинисты, выкупили предприниматели и построили там комфортабельные гостиницы.

В том же Архызе попробуй сейчас поставить палатку. Тут же объявится собственник земли или представитель санитарных служб, который найдет массу нарушений: то в выгребной яме походного туалета нет гидроизоляция, то вода в горной речке не прошла проверку на пригодность для приготовления пищи…

В общем, тот горный туризм, который мы с тобой знали в молодости, сейчас на Северном Кавказе невозможен. Да и спроса на него почти нет.

– Я знаю, что ты много занимался развитием детско-юношеского туризма в Кисловодске. Хоть у него-то есть перспективы?

– Действительно, в 2004 году я помогал Александру Морозенко организовывать Центр детско-юношеского туризма при ГОРОНО и несколько лет был его заместителем по учебно-воспитательной работе.

Все было хорошо до тех пор, пока отдел образования обязывал школы развивать спортивный туризм: создавать кружки, секции, организовывать турслеты. Тогда за каждой школой был закреплен штатный сотрудник ЦЕНТУРа.

Но как только отказались от этой «обязаловки», руководители школ стали всеми правдами и неправдами открещиваться от туризма. Никто не хотел нести ответственность за ребят, которые ушли в поход.

Без работы в тесной связке со школами  стал чахнуть и ЦЕНТУР.

Сейчас дети совсем иные, чем прежде. Они «живут» в гаджетах и их совершенно не привлекает романтика времен нашей молодости: тащить в гору тяжелый рюкзак, есть подгоревшую на костре кашу, а ночью мерзнуть в палатке…

Подобным сейчас можно увлечь только ребят в форме: юнармейской или казачьей. На это и делал ставку предыдущий директор ЦЕНТУРа полковник Сергей Петрович Мерзеликин. Он и в преподаватели взял почти сплошь отставных офицеров, и ребят одевал в военизированную форму. В результате Сергей Мерзеликин преобразовал ЦЕНТУР в Центр военно-патриотического воспитания, туризма и экскурсий.

Нынешний директор ЦЕНТУРа Егор Николаевич Буров тоже бывший офицер. Как при нем будет развиваться Центр пока непонятно: из-за пандемии коронавируса  сейчас не до массовых походов и туристских слетов.

А я, как казачий есаул, хочу привлечь к занятиям туризмом казачью молодежь. Собираюсь  на встрече с новым атаманом Терского казачьего войска предложить ему организовать в Кисловодске общевойсковой туристский казачий палаточный лагерь.

P.S.

В отличие от Владимира Орлова я помимо горного туризма занимался также водным, велосипедным и пешеходным. Убежден, что у этих видов в Кисловодске есть  перспективы развития.

Уже в нынешнем году обещают заполнить Старое озеро Кисловодска. А в перспективе – восстановить и Новое. Так что возможности для тренировок у кисловодских туристов-водников будут. И им есть к чему готовиться. Из соседнего Невинномысска начинается великолепный водный маршрут по реке Кубань. На туристских байдарках и катамаранах можно пройти  вплоть до Керченского залива.

Сейчас много говорят и спорят о строительстве Кавминводского велотерренкура. Два десятка лет назад я самостоятельно проехал на велосипеде по его маршруту: из Пятигорска вокруг гор Бештау и Змейка до железнодорожного вокзала города Минеральные Воды.

Тогда у меня было море восторга от маршрута! Не знаю, сохранится ли оно  после того, как тропу, по которой я едва протискивался с велосипедом, превратят в асфальтированную дорогу шестиметровой ширины.

Но в любом случае, на Кавминводах, а также в соседних республиках еще остается много интересных велосипедных маршрутов. Не зря к нам едут велотуристы со всей страны.

Для развития пешеходного туризма в Кисловодске и его окрестностях  возможности и вовсе безграничные. Чтобы убедиться в этом, достаточно подняться на гребень Джинальского или Боргустанского хребта и окинуть взором окрестности.

Впрочем, у традиционного пешеходного туризма в последние годы появился весьма модный и успешный конкурент – северная (скандинавская) ходьба.

Ее адепты, коих в мире уже десятки миллионов, не просто топают на своих двоих, а еще и опираются на палки, напоминающие лыжные. Таким образом, они и гармонично развивают мускулатуру всего тела, и избавляются от «проклятия двуногости» – снимают излишнюю нагрузку с позвоночника при движении.

Организованные по всей стране (кроме Кисловодска) региональные и местные секции северной ходьбы являются подразделения федераций спортивного туризма соответствующих территорий.

Два года назад из Кисловодска по маршруту «Минеральное кольцо» стартовал вице-президент Федерации северной ходьбы России Эдуард Цвигун. Вместе с ним и с сопровождавшим его председателем федерации северной ходьбы Ленинградской области Валерием Богомоловым я прошел первый этап нового маршрута: из Кисловодска по Джинальскому хребту в Ессентуки.

Через неделю мы встречали Эдуарда Цвигуна в Национальном парке «Кисловодский», где он завершил свой поход. Каждый день, – от одного населенного пункта до другого, он проходил по проселочным дорогам и тропинкам от 30 до 60 километров. Тогда Эдуард сказал:

– Каждый этап  – это словно маленькая жизнь со своей драматургией,  наполненная яркими впечатлениями и встречами  с интересными людьми!

Преодолев по «Минеральному кольцу» в общей сложности 360 километров вице-президент Федерации северной ходьбы России пришел к однозначному выводу:

– Убежден, что Кисловодск и Кавминводы в целом – это идеальное место для северной ходьбы!

С тех пор Эдуард Цвигун в рамках Всероссийского спортивно-туристского проекта «Я иду, открываю Россию!»,  прошел тысячи километров по Смоленской,  Калининградской и Свердловской областям. От города – к городу, от села – к селу он шагает как летом, так и зимой. На каждом этапе к туристу-пропагандисту здорового образа жизни присоединяются десятки последователей, в том числе и руководители территорий.

Вице-президент Всероссийской федерации северной ходьбы  планирует пройти по проселкам всех регионов Российской Федерации! В этом перечне Кисловодск  занимает первую строчку. Так что у нас есть  весьма веский повод вслед за Эдуардом Цвигуном пройти «Минеральное кольцо» и, таким образом, возродить спортивный туризм в Кисловодске.

Николай Близнюк.

На снимках:

Фото 1: бывший директор Кисловодского клуба туристов и председатель городского спорткомитета Владимир Орлов считает, что в прежнем виде горный туризм на Северном Кавказе невозможен.

Фото 2: мы с другом (я – слева) в 1984 году перевалили через отрог Казбека и вышли в Грузию. Сейчас за такой поход нас бы посадили в тюрьму.

Фото 3: юнармейцы кисловодского ЦЕНТУРа штурмуют перевал.

Фото 4: преподаватели и воспитанники кисловодского ЦЕНТУРа разбивают палаточный лагерь.

Фото 5: вице-президент Федерации северной ходьбы России Эдуард Цвигун (слева) и председатель федерации северной ходьбы Ленинградской области Валерий Богомолов  с флагом Федерации спортивного туризма в Национальном парке «Кисловодский».

Фото автора и из архива кисловодского ЦЕНТУРа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *