КАИССА В ИЗГНАНИИ…

КАИССА В ИЗГНАНИИ…

Быстро убывает в стране число тех, кто еще помнит времена, когда шахматы были не менее популярны, чем футбол. Когда во всех средствах массовой информации подробно рассказывали о каждом туре очередного международного соревнования, где пять-шесть, а то и больше, советских гроссмейстеров лишь иногда позволяли иностранным коллегам приблизиться к лидирующей тройке. Когда фамилии Ботвинник, Смыслов, Бронштейн, Болеславский, Смыслов, Таль, Петросян радовали российское ухо не меньше, чем Аршавин или Кержаков.

Вспоминаю хотя бы «Турнир звезд» в Монреале (1979 год), в котором победу разделили Михаил Таль и Анатолий Карпов… В те далекие времена прошлого века любители шахмат, приехавшие отдыхать в города-курорты Кавказских Минеральных Вод, выйдя прогуляться в парк, легко находили себе партнеров в уютных шахматных павильонах. Они могли взять здесь на прокат шахматы, часы, поучаствовать в турнирах, сеансах одновременной игры.

Мне довелось в Кисловодске наблюдать за баталиями неоднократных чемпионов края Александра Липириди  (кисловодчанина, побеждавшего в первенстве страны, играя по переписке, когда ещё не вмешались в древнюю игру компьютеры) и Юрия Балабанова, их соперников Льва Райкина и Юрия Шахсуварова, кандидатов в мастера. Шахматный павильон здесь всегда был переполнен.

В очередной свой приезд в Кисловодск, уже в 21 веке, узнаю, что  шахматисты осиротели, павильон сожгли. Несколько лет поклонники Каиссы собирались у входа в чудесный Кисловодский парк, они устраивались на деревянных помостах – своеобразных лавочках, окружающих огромные вековые деревья. Обычно на 5-10 досках играли навылет, собирая вокруг группы болельщиков.

Парк  в 2010 году начали приводить в порядок. Поменяли старую плитку на дорожках и площадках. Заодно убрали и неказистые деревянные помосты под деревьями. Вместо них расставили кое – где дополнительные лавочки.  Шахматистам вновь пришлось менять дислокацию. Они перебрались поближе к питьевому бювету, угощающему курортников нарзаном. Здесь освободились несколько лавочек, которые занимали торговцы различными сувенирами, поделками. Их в преддверии ожидаемого саммита на всякий случай отсюда выдворили. Но изгнание торговцев оказалось временным, и в один прекрасный день они вернулись, и шахматистам опять не нашлось места на лавочках.

Потом курортники, кто с усмешкой, кто с возмущением, наблюдали любопытные картинки. Шахматисты оседлали  невысокие бетонные ограждения вдоль курортного бульвара. Правда, количество шахматных досок резко сократилось. Да и болельщикам приходилось проявлять чудеса эквилибристики, чтобы суметь хоть одним глазом из-за плеча соседа следить за ходом партии.

…Но, обрадовали меня знакомые, в парке, на месте сгоревшего шахматного павильона, появилось сооружение под замечательным названием – «Шахматный Домик»!

Здорово. Иду посмотреть. Действительно, это название украшает здание, в котором размещены гостиница, ресторан, а на открытой веранде – столики (увы, не для шахмат), на них лежат роскошные книги ресторанного меню. Наконец, вижу обнадеживающее объявление: «Игровой зал». Спускаюсь туда по ступенькам. И здесь есть столы, правда, бильярдные. А о шахматах на  приютившихся у стен нескольких столиках напоминают только разрисованные под шахматные доски салфетки, жаль, что не на 64, а всего на 36 клеток. Так ведь не для любителей шахмат, а для любителей пива.

Значит, врёт название!  Жаль, очень жаль.

А мне оставалось только поплыть в воспоминания. В  шестидесятые- восьмидесятые  годы прошлого века в Кисловодске проходили крупные союзные, международные соревнования, личные и командные.  В них принимали участие ведущие гроссмейстеры Союза и приглашенные иностранцы. Турнир 1966 года не был исключением. Древняя Колоннада в курортном парке хранит память о многих великолепных бойцах ушедшей эпохи.

Вспоминаю. Вот тянется огромная очередь шахматных любителей: жаждут сыграть с восьмым чемпионом мира. Шутка ли – Михаил Таль даёт фору: на его часах – одна минута, у соперника – пять! Вот разгоряченный Леонид Штейн на спор ныряет в фонтан, вызывая шок и недоумение у местных жителей, а один из ведущих румынских шахматистов Виктор Чокылтя ведет жаркий спор с местным торговцем.

На одном из турниров я познакомился с Е. Геллером, Л. Полугаевским, Л. Штейном. Ефим Петрович только что вернулся в Россию после матча Бориса Спасского с Бобби Фишером, где был секундантом нашего чемпиона мира, передавшего тогда шахматную корону американскому гению. И один из моих друзей, С.Г. Айрапетов, главный врач пятигорского санатория «Ласточка», страстный любитель шахмат, упросил меня пригласить гроссмейстеров на встречу с узким кругом таких же болельщиков! Это был незабываемый вечер в одном из санаторных корпусов, где останавливались обычно только очень высокопоставленные гости.

Но все эти события присыпаны песком прошедших десятилетий, и ныне ничего в курортном парке не напоминает о былой шахматной лихорадке. Лишь один из местных перворазрядников, расстелив доски на скамеечках и устало зевая, приглашает отдыхающих сыграть в шахматы или нарды на небольшую ставку. Их шахматный кругозор простирается не далее пределов родного города, и вопрос о действующем чемпионе мира ставит в тупик любителей древней игры. Зато фигуры прошлого живут в памяти свидетелей величия шахматного Ставрополья. «Ах, Таль божественно играл! А Бронштейн, Васюков, Геллер!» Попробуем и мы надеть шахматные 3D-очки и погрузиться в историю шахмат на Минеральных водах.

Давно в Кисловодске не проводят крупных турниров, давно здесь не выступали гроссмейстеры с лекциями, сеансами одновременной игры. А чем он хуже каких-нибудь Врнячка-Баня, Санта-Моника, Пальма-де-Мальорка, Порторож, Гастингс или других европейских городов, где регулярно встречаются за 64 клетками гроссмейстеры?

Валерий Василевский

фото из открытых источников