Он живёт газетой и воспоминаниями

Он живёт газетой и воспоминаниями

История страны или города была бы далеко не достоверной и не полной, если бы не часовые общества – газеты. Газета – это «секундные стрелки истории», её живая память. У жителей Кисловодска есть свой бессменный «часовой» – «Кисловодская газета», жизнь которой длится без малого 25 лет. Но быть добрым, объективным свидетелем происходящих событий и одновременно выполнять просветительскую функцию – задача трудная и ответственная, которую под силу решить только в тесной обратной связи с читателем. А читатели у Кисловодской газеты заслуживают особого внимания. Сегодня мы расскажем вам о Владимире Николаевиче Сивцове.

Единственный сбой в доставке «КГ» ветеранам города произошёл в июне-июле в результате финансово-технических накладок. Наши читатели забили тревогу, стали обращаться к депутатам городской Думы и в редакцию газеты за разъяснениями. Так состоялось наше общение с давним другом и большим поклонником «КГ», ветераном труда, тружеником тыла Владимиром Николаевичем Сивцовым, который в День Семьи, 8 июля, отметил свой 90-летний юбилей.

Многие годы Владимир Николаевич создаёт подборку лучших на его взгляд материалов «КГ». На сегодняшний день они занимают уже более 300 альбомных страниц! Но об этом мы еще расскажем, а сегодня хотим познакомить с юбиляром поближе.

Преклонные годы, военная юность и работа с малых лет не лучшим образом сказываются на здоровье Владимира Николаевича, но и на десятом десятке он не теряет живости ума и бодрости духа. Нашего героя интересует всё, что происходит в стране и в городе. Эти знания дают возможность анализировать и даже делать прогнозы.

Владимир Николаевич до мельчайших подробностей помнит годы войны в Кисловодске и все имена когда-либо встречавшихся на его пути людей.

 Я приехала к ветерану вечером, когда спала жара. Меня встретил подтянутый пожилой человек в гигиенической маске. Чувствовалось, что его глубоко тронуло искреннее внимание сотрудников редакции. На предложение рассказать читателям «КГ» о своей жизни он охотно согласился, и на следующий день, как и положено в пандемию, мы продолжили беседу не лично, а онлайн, дистанционно. Удобно устроившись возле телефона, Владимир Николаевич неспешно начал свой рассказ. Иногда он замолкал, будто задумавшись, затем вновь возвращался к точке беседы и вспоминал, вспоминал…

Мы читаем историю по их судьбам

Судьба Владимира Николаевича складывалась по тому же «лекалу», что и у многих его сверстников. Он родился в Кисловодске, в ветхом саманном доме по улице Грибоедова, 8, в многодетной семье: кроме него были ещё 3 сестры и два брата. Во время голода в 1933 году две его сестрички умерли от недостатка питания – в истории нашего солнечного курорта были, оказывается, и такие драматические странички. Через год семья Сивцовых получила сразу три квартиры: одну по пер. Узкому, 12, две другие – по ул. Подгорной, 17 и 29, где разместились два старших брата, а также маленький Володя с сестрой и родителями. Прежнюю халупу они тогда выменяли на мешок муки и тем спаслись от голода…

Мама Владимира Николаевича, Прасковья Тимофеевна, родилась в станице Бекешевской, а в Кисловодске до самой пенсии работала санитаркой в санатории НКВД «Кисловодск», во время войны ставшем госпиталем. Отец, Николай Андреевич, был родом из Калуги. До войны он трудился сначала в ТЭЦ, а затем с 1936 года – техником-механиком в санатории «Крепость». Когда началась война, отца на фронт не забрали – он был тогда уже пенсионером, но параллельно с основной работой его направляли в разные санатории, где была необходимость в специалистах по котельным.

В 1935 году старшего брата Михаила (1915 г.р.) забрали в армию и послали на учёбу в танковое училище. Во время войны он попал в окружение и партизанил в Смоленских лесах. После войны Михаила как «окруженца» отправили в Ташкент на проверку, где он и остался, женился, вырастил детей.

Средний брат Николай (1922 г.р.) после 7-го класса поступил в кисловодское медучилище, где успел проучится всего 2 курса перед самым началом войны. На фронт попросился сам, добровольцем. После кратких курсов в Ленинградском зенитном училище оказался в самом пекле войны. Был ранен, умер в госпитале.

Володя был самым младшим сыном в семье Сивцовых. В 1938 году он пошёл в первый класс школы №3, что напротив Никольского храма. По школьным меркам учился неважно – его настоящие «университеты» начались во время войны. Отец с матерью сутками пропадали на работе. Жили скудно, дома – шаром покати. Чтобы хоть что-то поесть после школы, сестра шла к матери в санаторий «Кисловодск», а сын – к отцу в «Крепость», в его котельную, оборудованную котлами немецкого производства, которые ещё до войны устанавливали по чертежам немцы из поселка Иноземцево. Бойлеры котельной обогревали паром грязелечебницу, бытовой и ванный корпуса. Отец делился с сыном не только обедом из столовой, но и знаниями основ механики и теплотехники. К августу 1941 года десятилетний мальчик не только освоил азы работы в котельной, но и выучил наизусть правила «Котлонадзора». Он так хотел помочь отцу!

С началом войны всех здоровых мужчин забрали на фронт, и хозяйственные объекты города остро нуждались в специалистах разного профиля, но особенно в механиках, слесарях, электриках. Работа в котельной считалась опасной и строго регламентировалась правилами. Если нарушить инструкцию – всё разнесёт в клочья. Но где брать специалистов? Отец, Николай Андреевич, решил обратиться за помощью к зав. политотделом госпиталя, комиссару Александру Николаевичу Романенко – отцу Героя Советского Союза Георгия Александровича Романенко, именем которого названа одна из улиц Кисловодска. Он рассказал, что 2 месяца работает один на два госпиталя, что силы его на исходе. Комиссар обещал решить этот вопрос с начальником санатория Михаилом Ивановичем Хибаровым – строгим и ответственным руководителем. Но как его решить, если кадров нет и не предвидится?

Володя каждый день приходил к отцу и видел в каком отчаянном положении тот находился. «Папа, – сказал он, набравшись храбрости, – я буду смотреть за бойлерами, а ты поспи. Если что, я тебя разбужу!» Так отец и сын стали потихоньку работать вместе. Конечно, об этом все знали, но другого выхода не было.

Летом 1942 года стало понятно, что враг совсем близко. Госпитали спешно перебрасывались за линию фронта. Вывозили всё, что было возможно. Часть продовольствия со складов, согласно приказу командования, поделили поровну между сотрудниками госпиталей, остававшимися в городе. Но были и другие примеры, когда продуктовые склады после ухода «наших» поджигали злоумышленники.

Володя был свидетелем страшного пожара на продуктовых складах в управлении курортами, которые находились тогда в районе Нарзанных ванн. Говорили, что их облили соляркой и подожгли.

 Во время оккупации санаторий «Крепость», как и другие здравницы, был закрыт, но Николая Андреевича Сивцова в приказном порядке поставили сторожить пустые корпуса. Видимо, немцы рассчитывали, что со временем здесь будет госпиталь для солдат Вермахта и навыки старого механика им пригодятся. Немецкие военные размещались в спальном корпусе, их машины, оснащённые радиостанциями – на плацу возле котельной, по которому день и ночь ходил часовой. Школы в городе тоже были все закрыты. Родители старались не пускать детей на улицу, но Володе как сыну сторожа было дозволено играть на баскетбольной площадке санатория вместе со школьным товарищем Витей Гришаковым. Мама не работала, а тех денег, что платили отцу, семье хватало разве что на неделю.

К зиме 1942 года Сивцовы продали почти всё, что имело спрос. Осталось немного посуды и столовых приборов. Как-то в один из зимних вечеров Володя с мамой взяли своё последнее «богатство» и отправились вверх по улице Гагарина в аул Кичи-Балык, где проживали карачаевцы. В одном из домов их приветливо встретила хозяйка, дала поесть мамалыги с молоком и предложила переночевать. А поутру дала с собой продуктов столько, сколько они смогли унести и платы не взяла. Но путники тайком всё же оставили своё добро в гостеприимном доме. Той провизии – муки и крупы им хватило как раз на месяц, остававшийся до освобождения Кисловодска.

Подросший Володя продолжал помогать своему отцу в котельной «Крепости» до конца войны и после Победы. А бывало, и «подрабатывал» в санатории НКВД по просьбе механика котельной Николая Ивановича Лондула.

После войны возмужавший Володя Сивцов продолжил учёбу в вечерней школе №14, а по утром ходил на работу: сначала в «Крепость», затем в санаторий «Кисловодск». Несмотря на молодость, его поставили бригадиром с зарплатой 60 рублей – это было на 15 рублей больше, чем получали рабочие в его бригаде.

С формулировкой «за исполнительность и ответственность» в 1950 году его перевели в санаторий Управления ВЦСПС №1, который был тогда на улице Желябова. Но прошёл год, и двадцатилетнего специалиста Владимира Сивцова забрали в Советскую Армию, где он прослужил целых четыре года, один из которых был посвящён учёбе в Свердловской школе подготовки младших командиров ж/д войск СССР – начальников передвижных электростанций. Когда в штабе и казармах случилась аварийная ситуация с отоплением, Владимир вызвался помочь, сделал обход со старшиной-фронтовиком, нашёл поломку и всё устранил. По протекции начальника школы полковника Волобуева следующие 3 года бывший курсант Владимир Сивцов служил в должности начальника командира взвода В/Ч 40400 – помогал стране переводить поезда с паровой тяги на электрическую. Солдаты его взвода ставили опоры, прокладывали электролинии, делали внутренний монтаж отопления и водопровода на новых подстанциях. Домой он возвратился только в 1954 году, продолжив работу в бригаде слесарей-сантехников в Управлении санаториев ВЦСПС. Работы по объектам было много, а вот платили с большой задержкой.

Молочный завод

Помог случай: в объявлении по радио Володя услышал, что кисловодскому молочному заводу требуется слесарь – сантехник. Так открылась новая страница жизни Владимира Николаевича Сивцова. В те времена нашим некогда знаменитым молокозаводом, о котором мы и сегодня вспоминаем с ностальгией, руководил Василий Богомаз, а главным инженером – Владимир Дерван. Люди в городе известные и уважаемые. Завод только получил новое оборудование, и требовался грамотный специалист по его наладке и эксплуатации. Руководством было принято решение послать слесаря Владимира Сивцова на очное обучение в Вологодский молочный институт. Доверие он оправдал – все 4 года учился на отлично и получил специальность «механик заводов молочной промышленности». Надо сказать, что к молоку, в том числе кислому, а также сырам у Владимира Николаевича особое отношение – никогда не забудется сладкого вкуса молоко, которым его, голодного, напоила добрая женщина из аула Кичи-Балык!

В «хлебном» городе Ташкенте

Женился молодой специалист молокозавода Владимир Сивцов только в 1961 году. Его избранницей стала девушка по имени Надежда из посёлка Нежинский, которая работала в тепличном хозяйстве. В 1963 году у супругов родилась дочь Людмила. Всё складывалось хорошо. На родной улице Грибоедова глава семьи построил крепкий дом. Жить бы в нём и жить. Но судьба распорядилась иначе – у дочери появились серьёзные проблемы со здоровьем, и семье пришлось обменять дом в Кисловодске на большую квартиру в центре Ташкента, где в то время с семьёй проживал средний брат Михаил. Было это в середине 80-х.

Владимир Николаевич устроился на завод «Электротехника» слесарем-наладчиком. Здесь же работала его дочь Людмила, а жена стала хлопотать по дому. Зарплаты на жизнь хватало, да и работа нравилась. Через 3 месяца он внёс рацпредложение, которое оптимизировало работу всего завода. Но судьба сделала очередной вираж: через полгода у перспективного сотрудника Сивцова внезапно начались носовые кровотечения. Главный врач заводской поликлиники вынес вердикт: если он не вернётся на Кавказ – летальный исход неминуем.

Руководство завода отнеслось к ситуации с пониманием: передовика и рационализатора уволили с почестями, и хорошими выплатами: одной тысячей рублей премии и 600 рублей зарплаты. К тому времени Людмила вышла замуж и не захотела покидать Ташкент, а жена осталась с дочерью.

На Родине и горы помогают.

В Кисловодске у бывшего мастера молочного завода не было ни прописки, ни жилья, а перестроечная инфляция съела «хлебные» деньги из Ташкента. На помощь пришёл старый знакомый Юрий Борисович Хуцистов, который поселил Владимира Николаевича на втором этаже в доме своей матери и помог получить прописку. Второй брак, строительство дома и вновь разочарование. К 60 годам наш герой снова с чемоданом в руках оказался на улице.

На помощь вновь пришли друзья – дали кров и открыли дорогу в храм. И хотя Владимир Николаевич был крещён ещё в 1932 году, жить по Божьим Заповедям он научился только в этой маленькой квартирке. Со временем удалось накопить денег и приобрести однокомнатную квартиру на окраине города. На помощь деду из Ташкента прилетела внучка Ольга, которая привезла недостающую сумму и помогла с переездом. Там, в Ташкенте, у Владимира Николаевича есть ещё два правнука, а вот жены Надежды и дочери Людмилы нет давно.

Владимир Николаевич по специальности не работает давно, но сидеть «сложа руки» не привык. До недавнего времени он собирал в горах лечебные травы, с энтузиазмом занимался общественной работой в Союзе офицеров, работал в Управляющей компании, а в 2009 году даже участвовал в создании газеты «Протестный Кисловодск». Правда, в последнее время всё больше сидит дома, но все мелкие ремонты делает самостоятельно, наводит порядок в личных архивах, с интересом смотрит ТВ-новости и читает «Кисловодскую газету», о которой знает всё.

Юлия ДЮБУА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *