На войне Мужики за 45. Кто, если не они?

Героями не рождаются

На войне Мужики за 45. Кто, если не они?

Бывший военный, старший прапорщик в отставке, не стал ждать повестки из военкомата – прибыл туда добровольно: «Кто если не мы?».  Он отправился в зону боевых действий в сентябре 2022-го, задолго до начала мобилизации.

Служба по контракту заняла три месяца. А на днях из Москвы прибыли правительственные наградные документы за подписями Президента России и главы Луганской Народной Республики и сами награды. Медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени «за мужество, отвагу и самоотверженность, проявленные при исполнении гражданского долга». Вторая медаль «За веру и волю» от руководства ЛНР «за добросовестное выполнение воинского долга, проявленные мужество и героизм».

С Андреем Зайцевым, так зовут нашего земляка, мы встретились в домашней обстановке за чашкой чая. Меня не только как журналиста, но и как обычного человека интересовало абсолютно всё от меню военнослужащих до банно-прачечных дел. Думаю, уважаемый читатель, вам это тоже будет интересно.

Старший прапорщик в отставке 53-летний Андрей Викторович 9 сентября прошлого года прибыл добровольцем в военный комиссариат Кисловодска. За плечами участие в боевых действиях в горячих точках Чечня и Дагестан. С 2012-го года Андрей на заслуженном отдыхе. Не удивляйтесь, у военных это встречается не редко – пенсионер в столь молодые годы. И они этого заслуживают – воинская служба зачастую связана с риском для здоровья и жизни.

После выхода на пенсию, энергичный мужчина недолго сидел на диване – работал в охранных структурах, контролёром в санатории, где собственно сегодня и трудится. Когда телевизор заполонили репортажи о военных действиях, понял, что должен быть там: помочь Родине и Отечеству. И это не пустые слова: «Там все знают, что делают».

Но вернемся в военкомат. Приняли радушно, предложили выбрать команду для прохождения воинской службы. Сборы были не долги, так кажется, в песне поётся – 10 дней на военном тренировочном полигоне в Ростовской области и здравствуй «Барс». Зона специальной военной операции в Луганской народной республике. Город Попасная. Здесь, вновь прибывшие добровольцы, прошли боевое слаживание.

Справка. БАРС – боевой армейский резерв специальный – это десятки тысяч «свежих» российских резервистов, добровольно прошедших пристальный отбор в военкоматах и заключивших с оборонным ведомством контракты. Преимущество имеют недавно уволенные в запас и ещё не растерявшие армейских навыков по наиболее востребованным военно-учётным специальностям. Так называемый ВУС – несколько букв и цифр в военном билете проходивших службу в рядах российской или советской Армии.

Будучи на сборах, старшего прапорщика из Кисловодска сразу назначили командиром взвода миномётчиков 120-го калибра.

«Новобранцы», в основном мужики за 45, учились пользоваться миномётами разных систем, гранатомётами, пулемётами, тактике ведения боя в городских условиях, метанию гранат, оказанию первой срочной медицинской помощи и даже методам борьбы с танком. Такой вот краткий курс немолодого бойца перед предстоящей схваткой с врагом. Готовились серьёзно, никто не отлынивал – все понимали, что война ошибок не простит.

Обмундирование выдавали тут же: абсолютно всё – от нижнего белья до шапки-ушанки и берцев. Документы забрали и выдали бирку с личным номером, временное удостоверение. Банковская карта с денежным довольствием тоже хранится здесь до «дембеля». Кстати, в ЛНР ехали за счёт государства, а вот обратно уже за свой личный.

Далее последовал приказ занять линию обороны под городом Лисичанском. Обустраиваться пришлось самим. Рыли окопы, строили блиндажи, готовили позиции под миномёты. Одним словом, окапывались понадёжнее. Мины ведь и оттуда прилетают, так что «землянка наша в три наката» не пустые слова. Валили деревья, которые служили и крышей от непогоды и защитой от осколков. А вот на три наката слоя стволов, леса не хватило. В блиндаже 4спальных места, есть печка-буржуйка, бензогенератор, столик, чайник, а куда без него.

Питание трёхразовое. Андрей Зайцев уверяет, что всё было очень вкусно приготовлено. Привозили в термосах из расположения части. Как положено: первое, второе, салат, компот. Проблем с овощами и фруктами, как и со свежим мясом, не было. Верим, боевой офицер привирать не будет. В случае задержек, в блиндаже всегда есть запас армейского сухпайка.

Справка. Сухой паёк военнослужащего. Знаком лично, неоднократно пробовал. Когда рассказываешь тем, кто ни разу не вскрывал эту коробочку весом примерно 1.5-2кг, не верят. А там запас продуктов на сутки. Есть первое, второе и мини-плитка с сухим горючим для разогрева еды. Специальные спички, горящие даже при дожде и снеге. Галеты, сахар, чай, кофе, джем, сыр, сало, масло, сливки. Нож, вилка, ложка, салфетки и влажные тоже. А ещё предусмотрена жевательная резинка известного бренда. Еда сбалансированная и реально вкусная.

Бои вели с «укропами», позиции которых находились в 4-5 километрах от наших. Палили, пока не заканчивался боекомплект. Часто меняли позицию орудий (их во взводе Зайцева было три), ибо враг быстро вычислял место, откуда ведётся стрельба. И тогда уж точно жди «ответки». Что с нашей стороны, что со стороны противника в небе постоянно висят квадрокоптеры, ведущие разведку позиций и передающие координаты артиллеристам и танкистам для нанесения ударов.

В один из дней взвод получил координаты скопления укрофашистов. Один выстрел, другой – десятки раненых и убитых. Во время боя эту картинку видит только оператор БПЛА, он и корректирует стрельбу. Когда за «двухсотыми» и ранеными приехали два «Урала», наши ребята разнесли их, что называется, в щепки. Медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени награда за успехи в этом бою.

Обстрелы иногда приходилось вести круглосуточно. Баню, тем не менее, никто не отменял. На фронте это самое дорогое удовольствие. Ехали в город Папасное, где располагался штаб. Ходили дружно в общую баньку населённого пункта.

Как-то бродили по школе, где был расквартирован штаб. Были шокированы увиденным. В классах сплошь нацистские символы, портреты Шухевича, Бандеры и других «хероев». В учебниках для детей начальных классов великолепного издательского качества с картинками, напечатанных в Прибалтике, США и Канаде, ненависть ко всему русскому и разъяснения малышам, что они могут быть, кем захотят: девочки мальчиками и наоборот. Если же им это не разрешают, плакаты на стенах указывают, куда обратиться с жалобой и как это сделать.

Пользование телефонной связью в районе боевых действий было категорически запрещено. Активность тут же пеленгуется противником и велика вероятность моментального нанесения удара в эту точку. Личные сотовые использовали как фотоаппараты, вынимая оттуда сим-карту. С домом связывались не часто – звонили из штаба, со специального телефона. Так что, если у кого-то родные сегодня в зоне СВО и не звонят – не переживайте, безопасность превыше всего.

Медицинское обеспечение в целом нормальное. Каждому выдаётся личная аптечка с необходимым минимумом медикаментов, в том числе промедол (помните: в фильмах вкалывают обезболивающее раненым, прямо через форму). Правда недостаточно медработников, не вся помощь оказывается на позициях, приходилось иногда ехать в госпиталь.

И напоследок. Видят ли миномётчики проделанную работу?

Не всегда. Но, тем не менее, кое-что показывают в штабе. Выдают флешку, которую можно посмотреть тут же и вернуть. С собой ничего не дадут – военная тайна.

Корреспондент, то есть ваш покорный слуга, так увлечен был рассказом Андрея, что забыл включить диктофон. Потому первый час просто пили чай. Пришлось «пытать» Викторовича повторно. Он не обиделся: «Чая не жалко!…»     

Александр БЕЙФУС.

Фото автора.