Как подарить жизнь?

О пользе донорства знают все, однако решаются сдавать кровь единицы. Многие боятся болезненного укола в вену, инфекций и плохого самочувствия. Заведующая отделением гравитационной хирургии крови ЦГБ Кисловодска Тамара Хасановна Хубиева развенчивает главные мифы о донорстве и объясняет, как можно «подарить» жить человеку всего за десять минут.

Мы встречаемся с ней в стенах Кисловодской центральной городской больницы. Сегодня здесь работает выездная бригада Пятигорской станции переливания крови. В коридоре уже формируется очередь из 25 доноров. Среди пришедших совершить «тихий подвиг» – семь новичков. Кто-то увидел объявление в инстаграм, кто-то узнал о приемном дне от родных и друзей.

Каждый потенциальный донор сначала заполняет бумажную анкету о состоянии здоровья и образе жизни. Вопросы стандартные. Какой у вас вес? Есть ли симптомы простуды? Употребляли ли за последние 48 часов алкоголь? Подвергались ли вы хирургической операции и другие.

Тамара Хубиева подчеркивает, что стать донором может только здоровый человек в возрасте от 18 лет. Женщины могут сдавать кровь до четырех раз в год, мужчины – до пяти. При этом между донацией должно пройти минимум два месяца. Отказать во взятии крови могут тем, кто болен ВИЧ, сифилисом или гепатитом, а также страдающим хроническими заболеваниями, например язвенной болезнью желудка. Существует ряд медицинских  противопоказаний к донации: временных и абсолютных. Ознакомиться с ними можно на сайте yadonor.ru. Там же любой желающий за пару минут заполнит интерактивную анкету и узнает, годен он к донорству или нет.

– Каков бы ни был дефицит донорской крови, я никогда не буду сторонником того, чтобы брать ее у всех подряд независимо от состояния людей. Человек после кроводачи должен остаться здоровым, – говорит Тамара Хасановна.

Окончательное решение о допуске человека к донации принимается трансфузиологами в ходе экспресс-диагностики крови из пальца, измерения давления и беседы с врачом.

Тридцатичетырехлетняя Ася Вартанянц пару лет живет в Кисловодске. Всегда хотела стать донором, и случай представился: бывшая коллега поделилась с ней новостью о взятии крови в социальной сети. На вопрос, что ее подвигло на доброе дело, Ася отвечает, не задумываясь:

– Это же здорово, помогать другим людям. С маминой стороны несколько братьев сдают кровь, даже есть почетный донор, но цели такой я перед собой не ставлю. Есть небольшое волнение, как, например, перед посещением стоматолога, но это меня не останавливает, – делится с нами девушка.

А вот для Артема Иванова «дарить» кровь не в новинку. Кисловодчанин делает это с 2016 года. Признается, что побудило гражданское самосознание. Артем тщательно следит за своим здоровьем и активно занимается спортом, поэтому легко получает хорошие результаты предварительного обследования и допуск трансфузиолога к донации. Вместе с ним мы отправляемся в кабинет, где пройдет кроводача.

В небольшом помещении светло и чисто. Большая металлическая игла в руках опытной медсестры ловко прокалывает вену донора, и кровь по донорской магистрали устремляется в контейнер, лежащий рядом. Артем в ходе процедуры абсолютно спокоен: проходил через это не раз, да и опасаться нечего. Распространенный миф о заражении чем-либо во время донации трансфузиологи развенчивают.

– Сдавать кровь сегодня безопасно, – утверждает Тамара Хубиева. – Донор защищен от инфекций: все, что входит в вену – одноразовое. От многоразовых расходных материалов ушли с 95-го года. Вначале 90-х я как студентка еще застала многоразовые расходники. Тогда их стерилизовали, автоклавировали. Сегодня одноразовые гемаконы вскрывают только в присутствии донора. После использования они уничтожаются.

Буквально десять минут, и доза цельной крови (450 мл) собрана. Артем может идти домой, захватив с собой справку для работы. Работодатель обязан предоставить ему два выходных дня с сохранением заработной платы, которые можно присоединить к очередному трудовому отпуску. После кроводачи донору также выдается пособие на усиленное питание для восстановления тонуса организма.

Есть и другой вариант. Можно стать платным донором и сдавать кровь за деньги.

– Но это путь в никуда, – утверждает Тамара Хубиева. – Я считаю, что платного донорства не должно быть вообще. У него есть огромный минус: человек, который заинтересован в оплате, будет скрывать заболевания. Конечно, такая кровь выявляется и уничтожается.

Как только человек сдал цельную кровь, она поступает на станцию переливания и разделяется на компоненты: плазму, которую заморозят при низкой температуре и будут выдерживать на карантине до полугода, и эритроцитную взвесь, срок хранения которой не превышает 42 дня. Ее начнут выдавать больным сразу после обследования.

– Хоть пятьсот раз донор будет сдавать кровь, каждый раз ее будут тестировать на инфекции, – сообщает Тамара Хубиева, открывая холодильники и демонстрируя спасительные пакеты с биологическими жидкостями. – Все, что будет заготовлено сегодня, будет выдано пациентам слепым методом. Все города и поселки, как и мы, отправляют донорскую кровь в специальный «банк». И каждая больница забирает из него то, что конкретно ей нужно. Например, у нас в Кисловодске сейчас с первой положительной группой крови лежат пять пациентов в терапии. Мы не можем приглашать на дачу крови доноров только с первой положительной. А если их не наберем? А например, в другом городе таких доноров пришло много, и кровь этой группы в «банк» поступила. Она то и попадет к нам. Идет своеобразный взаимообмен добра. Все помогают всем.

– Какой группы крови недостает больше всего? – спрашиваем у врача. Ведь от обывателя часто можно услышать фразу: «У меня самая распространенная группа крови – она не нужна!».

Тамара Хасановна уверяет, что именно такая кровь нужнее всего. Если она так распространена среди здоровых, то она так же распространена и среди больных. Кровь всех групп – и распространенных, и редких – требуется постоянно. Сейчас нет понятия универсальный донор: вливается группа в группу, резус в резус. Еще и фенотип учитывается.

– Многие думают: «Да ладно, не каждый же день ДТП? К вам не часто поступают. Зачем сдавать кровь?». Действительно тех, кто поступает после серьезных аварий, немного, – рассказывает Хубиева. – Такие резонансные случаи вы видите в интернете. Человек находится между жизнью и смертью. Но помимо них есть люди в терапевтическом, хирургическом и других отделениях больницы, которые нуждаются в переливании. Мы лечим тяжелых больных с гематологическими заболеваниями. Эти пациенты – наша совесть и боль. Почему? Они возрастные, раз в месяц они ложатся к нам, и мы переливаем им от трех до восемнадцати доз крови. Кровь действительно льется литрами. Такие больные трансфузионно зависимы: делают трансфузию – человек живет, не делают – он угасает на глазах. Мы никому не отказываем в лечении, и не имеем право отказывать. Это не просто наш гуманизм, а должностная обязанность. И нам постоянно нужны доноры. Болезней крови очень много: гемобластозы, лейкозы, тромбоцитопении, циррозы… Казалось бы, где цирроз печени и где переливание крови? При циррозе всегда анемии, низкий гемоглобин, к тому же наша печень – это огромная биохимическая лаборатория. Если она страдает, человеку не хватает не только эритроцитов, но и плазмы. Да, человек не подвергался травматизации, не попадал в аварию, но это заболевание требует постоянных переливаний крови. Доноров не хватает. В советское время дача крови в какой-то степени была обязаловкой, что называется, сдавали добровольно-принудительно. Но многие шли тогда на это дело осознанно. Мы сейчас «выживаем» за счет «советских» доноров. У нас почти нет смены поколений. Сегодня в доноры идет мало здоровых молодых людей.

Во время распространения коронавирусной инфекции эта проблема особенно актуальна. Многие люди болеют, поэтому не могут прийти в отделение гравитационной хирургии крови, другие просто боятся. Количество сдающих кровь снизилось, а пациенты как продолжали поступать, так и поступают на лечение. Страшно думать о последствиях, если нужной группы крови не окажется в наличии. Поэтому основная задача – сохранить поток доноров. Неравнодушных людей все чаще приглашают сдать кровь через социальные сети.

– Очень обидно слышать: «Ой, у них там свой план по донорам, надо выполнять, поэтому зовут!». Никакой материальной заинтересованности в этом нет. Это попытка спрогнозировать объем крови и плазмы на год и на месяц для тяжелых хроников и тех, кто попадает в реанимацию. Мы должны держать неприкосновенный запас для таких пациентов. Заинтересованность у нас одна – больные. Спасти максимум всех. Кровь в аптеке не купишь, из другого региона ее не привезешь. Даже из Лермонтова я не могу заказать ее, – сетует трасфузиолог.

Тамара Хасановна отмечает, что необходимость создания единого банка крови или объединения Служб крови созрела давно.

– В 2000-х годах не было никакого разделения. Сегодня Служба крови состоит из двух частей. Одной руководит Федеральное медико-биологическое агентство, а часть станций осталось в ведении государственных бюджетных учреждениях здравоохранения, – отмечает Тамара Хасановна. – ГБУЗы обеспечивает Ставропольская станция переливания крови и ее филиал, который находится в Пятигорске. Только из этих двух источников мы получаем кровь. ФМБА в Ставропольском крае представлено Центром крови в Лермонотове. Это прекрасный центр, с высотехнологичным оборудованием, с мобильной станцией переливания, которая тоже заготавливает кровь у нас. Теперь вопрос: можем ли мы взять хоть миллилитр крови у них по госзаказу или договору? Не можем. Хотя машина приезжает в наш курорт и ведет забор крови у доноров Кисловодска. Даже если мобильную станцию посетит 15 человек, во второй раз в этом месяце они не пойдут сдавать кровь к нам в больницу. Есть минимальный двухмесячный перерыв для процедуры. Получается, донорский поток разделен на две структуры. Может, стоит задуматься об объединении Служб крови? Я считаю, что в медицине не должно быть конкуренции, а в донорстве – тем более.

По сравнению с мобильной станцией Центра крови г. Лермонтова под началом ФМБА, ЦГБ Кисловодска проигрывает в оснащении. Это отмечают доноры, которые сдают кровь как в кабинете больницы, так в 25-метровой машине, где есть лаборатория, небольшой кафетерий и современные удобные донор­ские кресла. Однако в ближайшие годы это вопрос должен быть решен. Глава Кисловодска Александр Курбатов в инстаграме заверил, что после окончания строительства нового корпуса больницы пройдет капитальный ремонт всей ЦГБ и поликлиники. Их оснастят и новым медоборудованием, и новой мебелью.

И напоследок немного статистики. С 1 по 18 декабря 2020 года в Кисловодской ЦГБ сдал кровь 41 донор. За это время в разных отделениях больницы сделали переливание 21 пациенту. Многие из них получили подобного рода помощь не один раз. 83 дозы компонентов крови только за первую половину декабря! То есть кровь требуется постоянно. И ее нельзя ничем заменить – синтезировать в лабораториях ученые пока не могут. И если вы раздумываете, стать донором или нет – решайтесь. Спасти нуждающегося в переливании человека просто. Слово «донор» в переводе с латинского языка означает «дарить». Может быть, пришло время подарить жизнь?

Больше информации о донорстве на страницах в Инста­грам: @donorkmv, @donorstav, @centr_krovi_kmv.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *