Из красноармейцев – в политруки партизанского отряда

Из красноармейцев – в политруки партизанского отряда

Моего отца, Ивана Федотовича Шульгу, на срочную службу в Красную армию призвали в 1939 году из казахского города Акмолинска. В начале 1941 года воинскую часть, в которой служил красноармеец Иван Шульга, перебросили в западную Белоруссию.

Так мой отец вместе с другом, с которым они вместе сфотографировались в феврале 1941 года, и другими сослуживцами одними из первых столкнулись с армадами фашистских войск, перешедших государственную границу СССР в 4 часа 22 июня.

О самом начале войны отец ни мне, ни старшему брату никогда не рассказывал. Повзрослев, мы поняли почему. Ему было больно даже мысленно возвращаться к тому страшному времени.

Красная армия оказалась не готова к столь мощному и стремительному натиску агрессора, вооруженного автоматическим стрелковым оружием и тяжелыми танками. Судя по опубликованным в последние годы данным, фашисты за несколько дней разгромили практически все передовые воинские части Красной Армии.

Наверняка, такая же участь постигла и подразделение, в котором служил красноармеец Шульга. Чтобы спастись от наседавших танковых колонн фашистов и мотоциклистов с пулеметами выжившие в боях красноармейцы все дальше и дальше углублялись в белорусские леса и болота.

Помню, отец как-то обмолвился так:

– Однажды мы четверо суток сидели по горло в болотной жиже, окруженные фашистами.

Так красноармеец Иван Шульга попал к партизанам и остался в их отряде.

Судя по сохранившимся в семейном архиве документам, отец вскоре стал лихим партизаном. Если в армии он был обычным сержантом, то в партизанских подразделениях вошел в командный состав.

Так, в справке, выданной штабом партизанской бригады «Во имя Родины», говорится, что политрук роты партизанского отряда имени Богдана Хмельницкого Шульга Иван Федотович работал в должности заместителя комиссара партизанской бригады по комсомолу.

А из текста Временного удостоверения №62048 следует, что за доблесть и мужество, проявленные в партизанской борьбе против немецко-фашистских захватчиков, приказом начальника Белорусского штаба партизанского движения Шульга Иван Федотович 11 сентября 1944 года награжден медалью «Партизану Отечественной войны» первой степени.

Когда в конце 1944 года фашистов изгнали с советской земли, партизанский отряд отца вошел в состав Первого Белорусского фронта, а мой отец вновь стал сержантом Красной армии.

В составе Первого Белорусского он освобождал от фашистов Польшу и Германию.

После взятия Берлина сержант Иван Шульга еще год служил в составе группы советских войск в Германии.

К тому времени он уже был женат. Моя мама родом из Киргизии, отец до войны жил в северном Казахстане, а познакомились они в белорусском городе Пинске, куда маму после окончания техникума направили по распределению. Так война связала нашу семью с Белоруссией. И эту связь отец поддерживал до конца жизни.

После демобилизации из армии и рождения моего старшего брата отец успешно окончил институт советской торговли. В послевоенные годы в советской Средней Азии остро ощущалась нехватка грамотных управленцев. И коммуниста Ивана Федотовича Шульгу по призыву партии направили в город Джамбул, что в южном Казахстане. Там он много лет руководил крупной промышленной базой и был членом актива областного комитета партии.

Все эти годы он регулярно переписывался с фронтовыми друзьями. Они к праздникам присылали из Белоруссии соленые грузди, сало и подсолнечное масло из жареных семечек, а отец отправлял друзьям посылки с сухофруктами и всевозможными восточными сладостями.

Я в то время была ребенком, но хорошо помню, какое удовольствие доставляло отцу общение с сослуживцами по Первому Белорусскому фронту. Не давали Ивану Федотовичу Шульге забыть войну и шрамы от осколков, исполосовавших его ноги и спину. А также головные боли – последствие тяжелой контузии.

Помню я и священный трепет в нашей семье и в семьях знакомых ветеранов-фронтовиков самых разных национальностей, когда наступал День Победы. Никто не хвалился своими подвигами или наградами, а лишь немногословно, но проникновенно поминали павших сослуживцев. И провозглашали тост за то, чтобы ни нынешнему, ни последующим поколениям не довелось пережить то, что пережили они в годы войны.

Отец скончался в возрасте 64 лет. Наша семья давным-давно уехала из Казахстана в Россию. Но на мраморной Стене Памяти защитникам Отечества в городе Джамбуле, который переименовали в Тараз, и сегодня можно прочитать «Иван Федотович Шульга».

Лариса ШУЛЬГА, кисловодчанка с 1994 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *