Россия узнала о Кавказе из произведений Пушкина.

Ко Дню рождения поэта

Россия узнала о Кавказе из произведений Пушкина.

Среди местностей, городов и уголков России, которые обессмертил Пушкин своим посещением, особое место отводится Кавказу. Край – им воспетый и горячо любимый. В русской поэзии он – поистине его первооткрыватель.

В первый раз Александр Сергеевич Пушкин прибыл на Кавказ в 1820 году с семьёй героя Отечественной войны 1812 года генерала Николая Николаевича Раевского. С его младшим сыном Николаем поэт подружился ещё в лицейские годы в Царском Селе.

По пути на Кавказские Минеральные Воды в Екатеринославе (ныне город Днепр в восточной части Украины) 25 мая Раевские отыскали Пушкина в жалкой лачуге, лежавшего с тяжёлым приступом лихорадки. Генерал Раевский обратился к начальнику Пушкина, генералу И.Н. Инзову, с просьбой отпустить больного с ними для лечения на Водах. Встреча Пушкина с другом Николаем Раевским в Екатеринославе была не случайной, а заранее условленной. Для обоих юношей Кавказ был «страною вольности», и поездка туда являлась особенно желанной. Дорога к «Бештовым горам» пролегала по степям Таврии, бассейну Дона и Северному Кавказу. Кавказский тракт к Водам проходил тогда через станицы Северную, Александровскую, Саблинскую и Георгиевск. По пути домашний врач Раевских вылечил поэта, и путешествие было приятным. На Горячие Воды, как до 1830 года назывался Пятигорск, приехали после 11-дневного пути 6 июня и остановились в заранее снятом старшим сыном генерала Александром пятигорском доме Реброва на Большой средней улице. Этот длинный одноэтажный дом сохранился до сих пор. Посетители сначала прибывали в Константиногорскую крепость у подошвы горы Бештау. Возле самих целебных ключей они жили в летних калмыцких кибитках «с тремя окончинами и дверями». Но даже в такой неустроенной глуши гремела полковая музыка, молодёжь танцевала прямо на плоских скалистых площадках. Ездили в шотландскую колонию Каррас (ныне Иноземцево) с её прекрасными садами.

8 июля Пушкин с Раевскими переехал с Горячих Вод на Железные. Поселились у источника №1 в калмыцкой кибитке под охраной казаков и солдат. «Здесь мы в лагере, как цыгане, – писал Раевский, – на половине высокой горы. Десять калмыцких кибиток, 30 солдат, 30 казаков… Места так мало, что 100 шагов сделать негде, или лезть в пропасть, или лезть на стену… Картину перед собой имею прекрасную, то есть гору Бештовую». Отсюда они предпринимали восхождения на горы Железную, Каменную (очевидно, нынешнюю Развалку), Змеиную. В середине июля Пушкин и Раевские приехали на Кислые Воды и здесь поселились в офицерских домах Кисловодской крепости, возведённой на берегах речки Ольховки в 1803 году. «Богатырскую воду» – нарзан они пили из устроенного в 1813 году георгиевским архитектором Мясниковым колодца – «Мясниковского сруба» – первого по времени каптажа нарзана. Нарзанные ванны принимали в соседнем с ним павильоне, где минеральная вода подогревалась раскалёнными пушечными ядрами. Местность вокруг Кислых Вод была совсем глухая, поросшая травой столь высокой, что в ней скрывался всадник.

Всё это восхищало поэта. Однажды Пушкин с Николаем Раевским на казачьих конях без охраны поехали по балкам, лугам и ущельям окрестных речек, не предупредив генерала. До вечерней зари друзья не вернулись. Встревоженный их долгим отсутствием старый Раевский попросил коменданта крепости, смотрителя Кислых Вод, майора Тенгинского полка И.А. Курило, отправить конных линейных казаков на поиски затерявшихся в травяных чащах сына и юного поэта. Время было военное, тревожное, их могли взять в плен абреки, блуждавшие вокруг русских поселений, редутов и крепостей, которые потребовали бы за пленённого сына известного русского генерала огромный выкуп. Подобные случаи в те времена были нередки.

В кисловодском духане Наркизова услышал тогда Пушкин рассказ старого казака-инвалида о том, как черкешенка помогла ему бежать из горского плена. Рассказ этот, по мнению современников Пушкина, послужил сюжетом для «Кавказского пленника». В 1820 году Раевские с «недорослем Пушкиным», как шутливо записал себя поэт в путевом документе, пребывали на Водах два месяца.

Пушкин с Раевскими 5 августа направились в Крым, в имение генерала в Гурзуфе.

«Жалею, мой друг, – писал поэт брату Льву 24 сентября 1820 года, – что ты со мною вместе не видел великолепную цепь этих гор, ледяные вершины их, которые издали на ясной заре кажутся странными облаками, разноцветными и недвижными. Кавказский край, знойная граница Азии, любопытен во всех отношениях. Ермолов наполнил его своим именем и благотворным гением». Плоды огромной созидательной деятельности А.П. Ермолова по благоустройству Вод Пушкин увидел, когда летом 1829 года вторично на один день приехал в Горячеводск по пути в Закавказье. От дикого вида, какой он имел прежде, не осталось и следа.

13 августа 1829 года Пушкин из Закавказья в третий раз приехал на Горячие Воды вместе с дорожными спутниками, декабристом М.И. Пущиным, братом его лицейского друга, и с офицером Р. И. Дороховым. Остановившись в «Ресторации», он провёл на Горячих Водах целую неделю, до 21 августа. На этот раз Пушкин прибыл для лечения и отдыха после утомительной поездки по Закавказью и в Арзрум. Он предпринял её ради встречи с братом Львом, другом юности Н. Раевским и сосланными на Кавказ декабристами. Н. Н. Раевский к тому времени в свои 28 лет уже дослужился до генеральского чина. «…Более недели Пушкин и Дорохов,- писал М. И. Пущин, – не являлись в Кисловодск, наконец, приехали вместе, оба продувшиеся до копейки». Здесь тоже произошло много перемен. Возле «Мясниковского сруба» возвели к сезону 1829 года новую полотняную купальню с 16-ю ваннами. В ней Пушкин принял 19 подогретых нарзанных ванн, оставив об этом собственноручную роспись – единственный дошедший до нас местный документ-автограф о пребывании на Водах.

В 1823 году братья Бернардацци неподалёку от источника нарзана построили казённую гостиницу «Ресторация на Кислых Водах» – первое общественное здание для посетителей. Тогда же на берегах Ольховки был разбит молодой парк. Годом позже Алексей Ребров вблизи нарзанного источника поставил свой красивый особняк, сдававшийся летом посетителям. На Кислых Водах Пушкин несколько дней провёл в номерах «Ресторации», а затем вместе с приятелем, офицером П.В. Шереметевым, поселился в доме Реброва. В нём Шереметев, богач и гурман, держал стол для приятелей, имея своего повара.

В Солдатской слободке, возникшей в 20-е годы у стен Кисловодской крепости, жил ещё один приятель Пушкина, офицер В.В. Астафьев. На Горячих Водах он обыграл Пушкина в карты, и теперь поэт ездил к нему на квартиру в надежде отыграться.

Тем летом во время лечения и отдыха у Пушкина возник замысел прозаического «Романа на Кавказских Водах» с очень сложной фабулой. В сохранившихся набросках плана названы имена многих живших на Водах лиц, большое количество реальных деталей курортной жизни тех лет. Замысел свидетельствует о глубине и точности наблюдений автора. Роман он намеревался «населить» различными представителями тогдашнего общества, собравшегося на Водах. Всё это могло бы стать реалистической картиной жизни. Однако Пушкин был, видимо, отвлечён иными темами. Роман остался ненаписанным. Сохранился лишь отрывок его первой главы, датированный 30 сентября 1831 года.

В дни двухсотлетнего юбилея центральную аллею Кисловодского парка украсила скульптура молодого А.С. Пушкина работы скульптора Г.В. Курегяна. Но прижизненных «памятников» поэту осталось немного: бывшая «Ресторация» и дом Реброва в Пятигорске, старинная каменная лестница на Горячую гору в «Цветнике».

Однако черты времени Пушкина сохранила бережливая природа: так же великолепны цепи гор, ледяные их вершины. Так же стоит на страже вечности «пятихолмный Бешту» – «новый Парнас» поэта.

Об авторе памятника А.С. Пушкину в Кисловодске

Гурген Курегян родился в семье сапожника в Кисловодске в тяжёлое время немецкой оккупации 1942 года. При рождении он получил имя Владимир, но в 1943 г. это имя сменили на Гургена. В 1950-х годах Гурген посещал кружок юных скульпторов при кисловодском Дворце пионеров. Однажды он занял первое место в юношеском конкурсе музея «Домик Лермонтова» за скульптурное воплощение поэта Лермонтова. После несколько неудачных попыток поступить в московское Суриковское училище Курегян три года (1961-1964 гг.) работал подмастерьем и учился в мастерской скульптора Николая Никогосяна (будущий лауреат Госпремии СССР, народный художник СССР, профессор). Затем Гурген Курегян обучался на английском факультете Пятигорского пединститута иностранных языков. С 1967 года стал участником зональных, республиканских и Всесоюзных художественных выставок.

По проекту Г. Курегяна был создан памятник героям-защитникам Кавказских перевалов, воздвигнутый в 1968 году студентами Пятигорского пединститута. На практике после 4 курса Курегян работал переводчиком в Египте. По окончании вуза в 1970 году отработал учителем в сельской школе на Ставрополье. А затем устроился художником-декоратором в кисловодский Курзеленстрой. Занимался оформлением Кисловодского парка. За 9 месяцев молодой скульптор сотворил фигуру лермонтовского Демона, который и доныне сидит в тёмной пещере под Лермонтовской площадкой. Это была одна из первых его работ.

Гурген Курегян работал в станковой и монументально-декоративной пластике. Он автор ряда скульптурных композиций для санаториев Кисловодска, Кавказских Минеральных Вод и Ставрополья. Его работы хранятся в Ставропольском художественном музее и в других музеях страны. Курегян преподавал скульптуру в Ставропольском училище дизайна.
Основные работы Гургена Курегяна.

В Кисловодске:
– скульптурный портрет композитору Скрябину, установленный в фойе Госфилармонии на КМВ;
– декор Малого концертного зала им. Скрябина (вместе с арх. А.Р. Арустамяном)
– памятник А.С. Пушкину в национальном парке «Кисловодкий» (1999 г.);
– горельеф писателя А.Т. Губина у Опорной стены на Вокзальной улице (1995 г.);
– бюст А.Ф. Реброва в Театральном музее (1996 г.);
– четыре скульптурных фигуры музыкантов в зале им. Скрябина Госфилармонии на КМВ;
– бюст В.И. Сафонова у здания Филармонии (1999 г.);
– памятник жертвам фашизма (1982 г.), совместно со скульптором В.Ф. Телесницким и архитекторами П.С. Скидановым и Н.А. Мурадовым;
– гипсовые скульптуры для санатория им. Горького – «Материнство», «Орфей и Эвридика», «Леда», «Пан» и «Похищение Европы»;
– интерьер церкви имени Св. Вардана Мамиконяна (1994-1997 гг.);
– памятник жертвам армянского Геноцида 1915 года у Армянской церкви;
– серия мемориальных досок с барельефными портретами на домах, где жили и останавливались С.В. Рахманинов, А.П. Чехов, Н.К. Крупская, В.И. Сафонов, В.В. Маяковский, Ф.И. Шаляпин и другие известные писатели, композиторы, художники.

По региону и России:
– декоративные скульптурные фигуры в католическом костёле (г. Пятигорск);
– скульптура «Похищение Европы» в зале Дирекции передвижных выставок (г. Москва);
– скульптурная композиция «Иконописцы» в зале Областного художественного музея (г. Томск);
– Каменный календарь и солнечные часы в парке (г.Железноводск, 2000 г.).

Скульптор Гурген Курегян имел звание «Заслуженный художник РФ» (2000 г.), был членом международной ассоциации изобразительных искусств АИАЛ ЮНЕСКО. Он скончался ровно 20 лет назад, в апреле 2002 года.
Решением Совета города-курорта от 12 октября 2005 г. №85/25 за большие заслуги скульптору Гургену Вараздатовичу Курегяну присвоено звание «Почётный гражданин города Кисловодска». На здании кисловодской школы №14, где учился скульптор, открыта памятная доска.

На фото:
Картина «А.С. Пушкин с семьёй Раевских на Кавказе». Художник Иван Захаров
Памятник А.С. Пушкину в Нац. Парке «Кисловодский», скульптор Г. Курегян

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *