Пётр Тырнов – человек от земли

Юбилей

Пётр Тырнов – человек от земли

Завтра Почётному  гражданину Кисловодска, председателю Общественного совета города-курорта,  директору санатория «Виктория» Петру Ивановичу Тырнову исполняется 80 лет.

С первого вздоха преодолевал трудности

Мария Тырнова родила сына в условиях, которые современным роженицам не привидятся и в самом жутком сне.

Пятое августа 1941 года. Где-то рядом уже громыхает война, а у крестьян рязанского села Большая Пикень одна думка – успеть убрать хлеба. Поэтому все – от мальца до старца – в поле.

– Мама была абсолютно безграмотная, но по-крестьянски мудрая и бесстрашная женщина. Когда начались родовые схватки, она не растерялась, не запаниковала. Перетерпев боль, родила, сама отсекла и перевязала пуповину, омыла меня. Когда вечером отец и другие селяне вернулись с полей, мы их уже встречали вдвоём с мамой, – так, основываясь на рассказах  родных и близких, спустя 80 лет вспоминает своё рождение Пётр Иванович Тырнов.

Детство Пети Тырнова тоже было трудовое.

Отца, Ивана Григорьевича, в том же 1941 году призвали в действующую армию. Мама с рассвета и до темна  работала на колхозной ферме. Едва научившись ходить, Петя сам убирал в доме, кормил скотину, выгребал навоз из катуха. А отец в это время сражался на фронте.

Иван Григорьевич состоял в расчёте установки залпового огня. Фашисты очень боялись «Катюш», а потому, когда удавалось засечь их место расположения, бомбили с самолётов и обстреливали из всех артиллерийских стволов, а также других средств поражения.

Однажды в 1944 году, когда наши «Катюши» уже «работали» на территории Германии, Ивану Тырнову не повезло – осколок фашистского снаряда насмерть сразил рязанского крестьянина. Его сослуживец переслал в село Большая Пикень то, что нашёл в кармане погибшего товарища – письмо жены и фото сынишки.

Никаких подробностей о гибели Ивана Тырнова на поле боя его родным узнать не удалось.

Вот и Победа! Грандиозный парад в Москве! Однако в сельской глубинке центральной России жизнь оставалась трудной и беспросветной.

Каждое утро, в том числе в осеннюю распутицу и в зимние снегопады сирота Петя Тырнов шёл за семь километров в соседнее село в школу. Час-полтора туда и столько же обратно:

– Из нашей деревни я единственный закончил десять классов. Все остальные бросили школу после восьмого класса и даже раньше.

Сверстников-односельчан Петра Тырнова понять можно: какой смысл учиться, если паспортов крестьянам не давали, чтобы те не уезжали из деревни в город.

Единственный шанс был вырваться из деревни – поступить по оргнабору на одну из грандиозных строек коммунизма.

Так Пётр Тырнов оказался на стройке в подмосковном городе Серпухове. Там он познакомился и подружился с Мишей – таким же  бедолагой  с Кубани.

Молодые строители получили паспорта и, как только представилась возможность, по предложению Михаила рванули в Ростов-на-Дону учиться. С первой же попытки поступили в строительный институт.

Мест в общежитии не было. Когда ходили по ростовским трущобам в поисках жилья подешевле, тогда в одной из квартир встретили таких же девчат-первокурсниц из Института народного хозяйства. Познакомились, подружились.

Одна из студенток, кисловодчанка Наталья, так понравилась Петру, что он четыре года на других девчат даже и не глядел.

Все студенческие годы Пётр Тырнов жил на одну стипендию – мать-колхозница ничем не могла помочь сыну. Тем не менее на четвёртом курсе Пётр и Наталья сыграли скромную студенческую свадьбу.

Едва Тырнову вручили диплом, его сразу призвали в армию.

Зато после дембеля он получил свободное распределение. Куда отправился дипломированный инженер-строитель догадаться не трудно… Ночная кукушка всех перекукует.

Так в 1966 году Пётр и Наталья приехали в Кисловодск и больше никогда его не покидали.

Был причастен ко всем стройкам курорта

Петра Тырнова сразу взяли мастером в Строительно-монтажное управление-17. В 60 – 70-е годы минувшего века это была мощнейшая строительная организация, в которой постоянно работали от 500 до 600 человек.

Среди этих сотен строителей и инженеров парень из рязанской глубинки не затерялся. Почему? Да потому, что умел работать так, как мало кто другой.

Его передвигали с одного участка на другой, и Пётр с любым порученным делом справлялся на «отлично». А дел этих была уйма: СМУ-17 строило в Кисловодске и жильё, и санатории, и социальные объекты.

Трудолюбие и способности Петра Тырнова были столь очевидны, что уже через несколько лет его назначили начальником СМУ-17.

Одним из первых, кто по достоинству оценил деловые качества приезжего строителя Тырнова, был главный инженер треста «Кисловодскстрой» Виктор Пугиев. Знакомство с Виктором Георгиевичем, которое продолжается уже более 50 лет, стало знаковой вехой в судьбе Петра Ивановича…

Среди множества построенных под руководством Петра Тырнова объектов был и открытый плавательный бассейн в Курортном парке. О сдаче этого показательного объекта тогдашний первый секретарь Кисловодского горкома КПСС Андрей Владимирович Гальцев обязан был рапортовать непременно до конца года:

– Начало зимы, а мы облицовываем два 50-метровых бассейна дорогой чешской плиткой. Не успели закончить – пошёл мокрый снег, а на следующий день ударил сильнейший мороз. И вся плитка «постреляла». Две недели мы в буквальном смысле дневали и ночевали на объекте. Облицевали бассейны отечественной плиткой и  до конца года сдали объект.

Подобных трудовых подвигов на счету начальника СМУ Петра Тырнова было немало. Их не мог не заметить тогдашний председатель горисполкома Кисловодска Виталий Харин. В его бытность градоначальником Кисловодск   строили как никогда быстро и масштабно.

Виталию Лазаревичу требовалась надёжная опора в этой сфере. И он предложил Петру Тырнову стать его первым заместителем.

Когда, после некоторого колебания, Тырнов согласился, председатель горисполкома загрузил своего первого зама так, что не вздохнуть: передал в его ведение и строительство, и коммуналку, и благоустройство!

Три года Пётр Тырнов крутился как белка в колесе, но везде успевал, со всем справлялся.

В это время его друг и наставник Виктор Пугиев, проявивший себя блестящим организатором в должности начальника главка «Кавмингруппа», переехал в Москву и возглавил Главное управление капитального строительства ВЦСПС.

Поскольку на Кавминводах в советское время почти все стройки вели по линии и на деньги профсоюзов, новому начальнику ГлавУКС ВЦСПС позарез нужен был надёжный руководитель профсоюзного УКС на Ставрополье.

Виктор Пугиев употребил всё своё влияние и уговорил-таки Петра Тырнова перейти из горисполкома на должность начальника УКС Ставропольского крайсовпрофа. Ради этого он даже согласился не переводить контору УКС в Ставрополь, а оставить её на Кавминводах.

Но через четыре года главой Кисловодска стал Василий Товкань, и в судьбе Петра Тырнова произошёл ещё один крутой вираж.

– Василий Кузьмич предложил мне стать его первым заместителем. Обычно на такую должность одного и того же человека два раза не приглашают. Но к тому времени профсоюзный УКС уже начал разваливаться. Я посоветовался с Виталием Лазаревичем Хариным, и он твёрдо сказал: «Иди!»

Покорителям космоса – достойную здравницу

В 90-е годы большие перемены произошли и в космической отрасли страны. По сути, вся её гражданская часть перешла в ведение Ракетно-космической корпорации «Энергия» имени С.П. Королёва. Руководство корпорации решило построить  в Кисловодске ведомственную здравницу – санаторий «Крепость».

Почти всех архитекторов, инженеров и даже рядовых строителей привозили на объект в Кисловодске из Москвы и Харькова, где у корпорации также был филиал.

Дело шло очень туго, стройка растянулась на десять лет. Чтобы разобраться с проблемами и придать импульс возведению здравницы, в Кисловодск раз за разом приезжал в командировки заместитель генерального  конструктора РКК «Энергия» по строительству Мартыновский. Каждый раз он встречался и подолгу общался с Петром Тырновым, который от местных властей и треста «Кисловодскстрой» курировал строительство санатория «Крепость».

Хоть и в муках, но достроили-таки ведомственный санаторий РКК «Энергия». Только-только он начал работать, как случилась беда – умер главный врач.

В Кисловодск  сразу же приехал Мартыновский и предложил Тырнову возглавить санаторий «Крепость»:

– Я ему говорю: «Но ведь я  же не врач, а строитель!» А Мартыновский в ответ: «Нам нужен руководитель. Главврача мы тебе найдём». И действительно нашли: с тех пор и по сей день начмедом санатория успешно работает Татьяна Петровна Белоконь.

Так, четверть века назад, в судьбе Петра Ивановича Тырнова случился ещё один крутой поворот:

– Когда меня утверждали директором санатория «Крепость» генеральный конструктор РКК «Энергия» Юрий Павлович Семёнов сказал: «Делай что хочешь, но денег не проси. У меня их сейчас нет». Я ответил: «Договорились. Просить не буду, но и вы их у меня не отбирайте. Всё, что заработаем, будем вкладывать в развитие санатория».

Когда Пётр Тырнов возглавил санаторий, там были только голые стены: ни телевизоров, ни холодильников, ни телефонов в номерах. Профсоюз РКК «Энергия» направлял сотрудников в кисловодский санаторий по льготным путёвкам. Часть номеров оставалась свободной. В них расселяли отдыхающих по коммерческим ценам.

На первые заработанные деньги купили отечественные телевизоры и установили их только в одноместных номерах. Спустя несколько лет во всех номерах уже стояли высококлассные импортные телевизоры, холодильники, телефоны.

– Сегодня в каждом номере есть даже кондиционер. По уровню комфорта нынешняя «Крепость» не уступает лучшим санаториям Кисловодска.

Иначе и быть не могло, ведь среди отдыхающих  много космонавтов, которыми гордится страна – Героев и дважды Героев Советского Союза и России.

– Они все нормальные ребята, без претензий. С космонавтами легко и очень интересно разговаривать. Они многое видели, многое знают.

О кисловодском санатории не забывали и в высшем руководстве космической отрасли.

– Меня приглашали на все торжества в Москву. Там лично принимали и генеральный конструктор, и все его заместители. Они видели, что я нормально работаю. Никаких забот с санаторием у них не было.

Сын Петра Ивановича и Натальи Игнатьевны, Александр, ещё в школе проявивший незаурядные способности в черчении, успешно окончил тот же самый Ростовский строительный институт, что и его отец.

Получив диплом, он некоторое время работал на стройках Кисловодска. Затем возглавил строительное подразделение в санатории «Крепость». Постепенно дорос до заместителя директора. И, наконец…

– Мой возраст давал о себе знать. Пора было подумать о преемнике. И мы решили сделать рокировку – Александр стал директором санатория, а я его заместителем, – говорит Пётр Тырнов.

Спасательный круг санатория «Виктория»

Пока санаторий «Крепость» продолжал спокойно двигаться по налаженной колее, в другом кисловодском санатории «Виктория», который входит в холдинг АО «Центральный совет по туризму и экскурсиям», случился катаклизм. Главный врач санатория не поладил с Советом директоров АО «ЦСТЭ».

Так четыре года назад встал вопрос о новом руководителе одной из крупнейших здравниц Кисловодска, который мог бы исправить выявленные недочёты.

При выборе кандидатуры исполнительный директор холдинга Виктор Пугиев пошёл по проторённой дороге – пригласил Петра Тырнова.

– Я не мог отказать Виктору Георгиевичу. Нас больше 50 лет связывают особые отношения.

Начмедом санатория «Виктория» исполнительный директор холдинга определил полковника медицинской службы Павла Гречанника.

Естественно, не всем сотрудникам санатория понравились столь резкие изменения в руководстве.

– Я никого не увольнял. Просто установил такие правила, когда стало невозможно работать на свой карман, в обход кассы. Те, кого это не устраивало, уволились сами. Иные думали, что их будут уговаривать остаться, но они ошиблись.

Павел Михайлович Гречанник параллельно с работой в санатории преподаёт в медучилище. Там он отбирает лучших студентов и приглашает их на работу в «Викторию». В результате за три года у нас значительно омолодился медперсонал. И перестали поступать жалобы от отдыхающих на грубость или плохое обслуживание.

Разумеется, и в «Виктории» проявилась натура Тырнова-строителя. За три года в здравнице идеально отремонтировали все холлы и значительную часть номерного фонда.

Начало работы директора санатория «Виктория» Петра Тырнова почти совпало с началом пандемии коронавируса в нашей стране.

Пётр Иванович, который сам перенёс ковид, сделал всё возможное, чтобы медслужба санатория «Виктория» могла достойно противостоять зловредному вирусу.

–  Мы на заработанные деньги приобрели всё оборудование для лечения постковидных больных. У нас есть три аппарата для восстановления лёгких, которых, по-моему, больше нет ни у кого в Кисловодске. Почти всех заболевших  ковидом сотрудников санатория мы лечим сами.

На восьмом десятке лет Пётр Иванович Тырнов не только решает тьму вопросов в санатории, а ещё и руководит Общественным советом Кисловодска.

– Когда ушёл Николай Иванович Земцев, Любовь Николаевна Волошина попросила меня возглавить Совет. Мы очень давно знаем друг друга, поэтому я не мог отказать.

В Общественный совет входят весьма опытные и авторитетные люди. В основном это бывшие и действующие руководители предприятий и организаций. Им приходится рассматривать немало сложных вопросов.

– Например, средства от Курортного сбора направляют только на те   цели, которые одобрит Общественный совет. Благо здесь нам не приходится кривить душой. Глава города Александр Курбатов и председатель городской Думы Любовь Волошина всё делают во благо жителей и гостей Кисловодска.Нам, вообще-то, очень повезло с мэром. А потому особенно больно, что с Александром Вячеславовичем произошёл несчастный случай.

Как-то раз, проезжая на велосипеде через посёлок Луначарский, я своими глазами видел, как Пётр Иванович Тырнов пропалывал газон на улице перед забором.

– Да я очень люблю работать на даче. Сам всё сажаю, поливаю, пропалываю. Ведь я человек от земли, трудяга.

Николай БЛИЗНЮК.

Фото автора и из архива Петра Тырнова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *