Т.Д. Булгакова. Открытие человеческого естества

Т.Д. Булгакова

Открытие человеческого естества

Фестиваль, приуроченный к 150–летию со дня рождения Александра Николаевича Скрябина, чьё имя носит Органный зал Северо-Кавказской государственной филармонии, открылся настоящим подарком для меломанов – замечательным концертом, в программу которого вошли:
А. Скрябин. Концерт для фортепьяно с оркестром, фа-диез минор, ор.20;
А. Скрябин. «Поэма экстаза», ор.54.

«Ради Музыки, Арсений!»*

Фестиваль открывает Арсений Тарасевич-Николаев – знаковая фигура в скрябиниане – в 2012 году Арсений победил в V Международном конкурсе пианистов имени Скрябина.
В этом пианисте меня поражает способность
с первых шагов по сцене захватить зал своей уверенностью, своей харизмой. «Величественно-патрицианское» достоинство. Не сыграно ничего, не зазвучала ни одна нота под его пальцами, а он – уже властвует и вселяет уверенность, что только он и способен донести истинный смысл произведения, а ради чего тогда он так царственно входит на сцену: гордо поднятая голова, прямые плечи, мускульный корсетом сковывает осанку, крепкое рукопожатие, и непродолжительный, но зоркий взгляд в глубину зала и кивок – приветствие всем, кто пришел и заполнил этот зал, как бы говорящий – вы – мои партнеры в воспроизведении творения Александра Николаевича Скрябина.

«Вся та энергия и то электричество в воздухе, которое можно ощутить, войдя в зал, служит хорошим подспорьем для исполнителя» (Из интервью Арсения Татьяне Плющай).

Достоинство и мощь излучает всё его естество.

Меломаны зачарованы прямой спиной исполнителя, такой посадки что-то и запамятовали, когда видели последний раз. Вдохновенно звучит начало Концерта для фортепьяно с оркестром фа-диез минор, ор.20.

«Играй с удовольствием!»*

Но что это? Что? Солист ставит планшет на пюпитр?

«Доучить!»*

Заныло сердце, застонали скрипки, затих оркестр и нежно, очень нежно пошёл дуэт валторны и пианиста. Медитативное чувство захватывает и расслабляет… Наступает время пробуждения молодых сил.
Парящие руки, вздохи то правой, то левой руки, сильный удар, лёгкое туше и музыка «безумствующего эллина» захватила и понесла наперегонки с валторной, которая, то затихает, то вновь появляется. Нежный образ прорисован двадцатичетырёхлетним Александром Скрябиным и слушается как ребячье состязание, когда то оркестр аккомпанирует роялю во второй части, а рояль солирует, в третьей – опять состязание: вырывается рояль, потом оркестр, переходя от лирико–патетической темы к романтической восторженности.
А откуда такой пессимизм в первой части?
Вспомнили?
В 17 лет Саша «переиграл» правую руку.
«В двадцать лет развившаяся болезнь руки. Первая серьезная неудача в жизни» – пишет он. Близкий к самоубийству Скрябин пишет первую сонату, затем произведение для левой руки.
И уже нет зала, нет оркестра – это свежесть, молодость засуетилась, побежала, цепенея периодами от красоты вокруг.

Что же это? Почему хлопают? Опять новый заезд в санатории? Не знают пока, что между частями не хлопают.

Наступает время влюблённости. В 1896 году, вернувшись из заграничного турне, написал Концерт для фортепьяно с оркестром.
1897 год принес два знаковых события: женитьба на выпускнице московской консерватории (золотая медаль) талантливой пианистке В.И. Исакович и первое исполнение концерта для фортепьяно с оркестром. Автор исполнял партию солирующего инструмента, дирижировал его учитель – Василий Ильич Сафонов.
Аплодисменты вызывают исполнителя несколько раз, и он обращается к залу, прежде чем играть на бис. Таким же уважительным отношением к публике отличают бисы и нашего пианиста Евгения Кисина. Всегда, обращаясь в зал, громко произносится название произведения.
Но это «больше чем бис» – это дань уважения и памяти его бабушке Татьяне Николаевой, прекрасной исполнительнице, композитору и педагогу. Это она в 1945 году выиграла свою первую премию на филармоническом конкурсе, посвященном 30 –летию со дня смерти Александра Скрябина, исполняя в том числе и сонату №4.

Внук решил проложить такой оригинальный мостик между первой земной и небесной любовью – «Поэмой зкстаза» – его любимым произведением позднего Скрябина.
«Этим произведением – сонатой №4 Скрябин начинает от земли отталкиваться».
И опять восторг публики, очарованной яркой индивидуальностью, артистизмом, пианизмом исполнителя и звуковой фасцинацией произведения.
Послушаем музыку, которая раздвигает горизонты просто стихотворные, приземленные. Оживление музыкальной ткани, когда нотные знаки становятся звучащей материей. Перенести чувственную гамму на музыкальную канву – это создать гимн любви в её созидающей и воскрешающей силе человеческого бытия.
Прочувствовать такую радость, такой масштаб вселенной – это просто какая-то гигантомания у Скрябина, да и не только. Его философский лозунг: «Ничего кроме моего сознания, нет, и не может быть».
И ты понимаешь, что человек способен создать произведение такого философского звучания, такой темы самоутверждения и победы в своих желаниях, в своих воззрениях. Это именно поэма. До сегодняшнего дня я только слушала и немела от зачарованного состояния души. А сегодня нашла стихотворную форму программы Поэмы экстаза, которая создавалась с перерывами на переезды, на исполнение третьей симфонии и на улаживание его личных, не менее экзальтированных, отношений с Татьяной Федоровной Шлецер.
Вот тебе и отрицание: «Иного! Нового! Я вечное Отрицание. Отрицайте и любите!»
Это такой гимн человеческой любви: «Я миг, излучающий вечность. Я утверждение. Я экстаз». Так о любви, которая переполняет душу человека никто, не писал: «И огласилась вселенная /Радостным криком /Я есмь!»
Что больше потрясло публику?

Прекрасное произведение, за которое в 11-й раз Скрябину была присуждена Глинкинская премия или гармоническое исполнение оркестром под управлением дирижера Дмитрия Батиниса?
Ликующий финал, звучащий в полную силу, просто покорил слушателей. Публика бисировала, и таких аплодисментов стены этого зала давно не слышали.
Вспомнились слова Скрябина: «…Иду сказать им, что горевать не о чем, что утраты нет. Чтобы они не боялись отчаяния, которое одно может породить настоящее торжество. Силен и могуч тот, кто испытал отчаяние и победил его». Его вера в безграничные возможности человека возрастает с каждым новым произведением.

«Но «Экстаз» Скрябина сохранится среди победных достижений» – Николай Рерих.
«Есть гении, которые гениальны не только в своих художественных достижениях, но гениальны в каждом шаге своем, в улыбке, в походке, во всей своей личной запечатленности. Смотришь на такого – это дух, это –существо особого лика, особого измерения» – Константин Бальмонт.

*** Это фразы профессора Татьяны Петровны Николаевой, с 1959 по 1993 преподавателя Московской консерватории, чтобы успокоить выходящего на сцену: «Ради Музыки!», «Играй с удовольствием!» А когда играет по нотам: «Всё доучить!» (из воспоминаний Михаила Петухова)

Слушатель из шестнадцатого ряда Т.Д. Булгакова

Слушатель из шестнадцатого ряда Т.Д. Булгакова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *