Всемирный День фотографа. Валентин Айвазов: «Меня и в 55 лет накрывает волна творчества»

Всемирный День фотографа. 

Валентин Айвазов: «Меня и в 55 лет накрывает волна творчества»
В Кисловодском санатории «Солнечный» с успехом проходит выставка члена Союза фотохудожников России, дипломанта многих престижных выставок Валентина Айвазова, приуроченная к 55-летию мастера. Он достиг вершин сразу в трёх ипостасях: фотографа-художника, горного туриста и врача-ортопеда.
Медицина как семейная традиция
Стать медиком Валентину Айвазову было предначертано уже в силу семейной традиции: мама работала фельдшером, отец – ветеринаром. Он успешно окончил Кисловодское медучилище и после службы в армии поступил в Ставропольский мединститут.
Валентин Тенгизович вспоминает:
– Уже на третьем курсе я твёрдо определился со специализацией – ортопедическая стоматология и зубопротезная техника. Так что за плечами –  30-летний опыт работы в этой  сфере. Моё погружение в данный предмет двустороннее: врачебное и техническое. Их слияние и сотворчество побуждают к постоянному профессиональному росту.
Когда началась практика, Валентин убедился, что не ошибся в выборе жизненного пути: оперировать и лечить у него получалось лучше, чем у большинства однокурсников. Вероятно, поэтому Айвазов и получил завидное распределение – в Новороссийск. Карьера на Черноморском побережье складывалась более чем удачно. Он не только лечил местных жителей и отдыхающих, а и преподавал зубопротезную технику в медицинском училище.
Но Айвазов неожиданно и необъяснимо для коллег уехал в Кисловодск. Самому же Валентину всё было ясно: не может он без горных хребтов, окружающих любимый город, без всплывающего каждое утро на горизонте белоснежного Эльбруса.
Однако и любимую профессию в Кисловодске он не оставил по сей день: оборудовал кабинет рядом с Каскадной лестницей и официально работает зубным врачом в санатории «Узбекистон».
В горах его сердце
Ещё в раннем детстве отец водил Валентина в горы. Всерьёз же восхождениями на вершины Скалистого хребта Айвазов увлёкся в студенческие годы. Прошёл, а также проехал на кроссовом мотоцикле и внедорожнике, считай, весь Западный Кавказ. Только на Эльбрус поднимался 15 раз!
Причём во время первого восхождения, в 1996 году, попал в такую переделку, после которой другой бы к Эльбрусу и близко не подошёл.
Дело было в ноябре: на вершину Эльбруса Валентин Айвазов отправился в одиночку. На полпути случайно встретил велотуриста из Прибалтики. Тот был одержим идеей вместе с велосипедом подняться на высочайшую вершину Европы с севера и спуститься с юга. Айвазов прежде никогда не поднимался на вершину Эльбруса, дорогу знал только до скал Ленца. Но видя, что латыш в альпинизме вообще «чайник», взялся быть гидом. Увы, на подходе к седловине плохо подготовленный да ещё и тащивший на себе велосипед  Бруно Шульц сорвался на леднике. Падал метров сто: и сам покалечился, и Валентина едва не угробил. А тут ещё и метель закружила. Через силу Валентин дотащил велотуриста с серьёзной черепно-мозговой травмой до седловины. Понимая, что в такую погоду раненый без укрытия не выживет, Айвазов укрыл его своей пуховкой, а сам ледорубом вырубил во льду пещеру.
Переночевали в ледяной пещере на одном каремате, под одной пуховкой. Утром, обозначив пещеру с лежавшим без сознания Бруно всеми  яркими предметами, какие только нашёл в рюкзаке, Валентин отправился за помощью на южный, более обжитой альпинистами и горнолыжниками, склон. И действительно, встретил там группу альпинистов. Те быстро организовали спасательную экспедицию. По оставленным Валентином меткам нашли и спустили раненого.
Спустя десять лет Бруно Шульц, к тому времени уже известный в Прибалтике режиссёр авторского кино, специально приехал в Кисловодск и снял прекрасный фильм о своём спасителе.
А Валентин Айвазов с тех пор преодолел ещё много маршрутов на Скалистом хребте. И хотя почти всегда он ходил в одиночку, в местном сообществе альпинистов и туристов известный в городе зубной врач пользовался непререкаемым авторитетом. Удостоверение кандидата в мастера спорта по горному туризму ему собственноручно вручил выдающийся кисловодский горновосходитель и отец одноклассника Айвазова  Владимир Семёнович Прусенко.
Валентин Айвазов и сейчас, в свои 55 лет, часто ходит в горы, благо профессия врача-ортопеда позволяет достаточно свободно распоряжаться временем:
– В  начале этого года я через день выезжал на внедорожнике в район Долины нарзанов. Оставлял машину, а сам с рюкзаком и кошками поднимался на вершины Скалистого хребта, чтобы там встретить закат или рассвет.
Регулярные восхождения, а между ними тренировки с камнями в Берёзовском ущелье, позволяют Айвазову поддерживать хорошую физическую форму. Далеко не каждый 30-летний угонится за ним в горах.
Тем не менее, Валентин Тенгизович говорит, что на покорение вершин как таковое он не нацеливается, хотя в любом восхождении есть моменты, которые требуют преодоления. Вплоть до взаимодействия с атмосферными явлениями: пытаешься ли от них спрятаться, решаешься ли с ними соприкоснуться или готов раствориться в них:
– Для меня каждый маршрут в горах – собирание образов. Это как красивая мелодия, которая наполняется обертонами звуков. Ты рассматриваешь  образы с разных сторон – это словно танец впечатлений.
В горы Айвазов часто ходит с ночёвками. Потому что самые потрясающие пейзажи можно увидеть только на закате и на восходе солнца. И не только увидеть, но и запечатлеть с помощью фотоаппарата.
– Я очень серьёзно отношусь к каждой горе и стремлюсь быть её гармоничной частью. Восхождение, как и полёт, не может быть угловатым. Оно должно быть плавным, будто скольжение орла в воздухе.
Не только увидеть, но и запечатлеть
С фотоаппаратом Валентин Айвазов познакомился в армии: удалось купить простенький советский «Зенит-Е». Уже первые фотографические опыты заворожили чудом превращения света в осязаемую картинку. После дембеля приобрёл более совершенный «Зенит-ТТL». Стал штудировать книги по фотографии, пристально рассматривать фотоальбомы.
В сущности, стремление показать пейзажи, которые подавляющее большинство людей никогда не видело и не увидит, и побудило Валентина Айвазова глубоко погрузиться в таинство художественной фотографии.
А тут ещё случай свёл с приехавшим на несколько месяцев в Кисловодск членом гильдии рекламных фотографов Москвы и Санкт-Петербурга Немом Линде. Вскоре на благодатной почве общих интересов они сошлись и подружились:
– Он мне объяснил, что в фотографии есть тема и есть идея. Тему можно описать в одном-двух предложениях. Но у фотохудожников ценится не тема, а идея. Она должна читаться в каждом снимке данной серии.
У Валентина Тенгизовича непроизвольно сформировались несколько серий художественных фотографий: «Над океаном облаков», «Родниковая правда», «Цветы», «Животные», «Птицы». Фотографирует он и людей, но не так часто, как мог бы:
– Для меня важно запечатлеть состояние. Я фотографирую  человека   только тогда, когда вижу: его что-то всколыхнуло.
А вот как рождаются фотокартины его самой любимой серии «Над океаном облаков»:
– Это было три года назад западнее Эльбруса. На восхождение со мной   пошли парень и девушка. Как врач я понимал, что какие бы они ни были молодые и здоровые, без физиологической акклиматизации нельзя подниматься на высоту в четыре тысячи метров. Поэтому на высоте две с половиной тысячи метров мы поставили палатки и заночевали.
Всё то время, что мы находились в лагере, над нами висела сплошная пелена облаков. Поэтому и на восхождение шли сквозь облака. Лишь на последней сотне метров перед вершиной стали появляться просветы. А за 50 метров до вершины мы увидели настоящий шедевр – океан облаков, освещённый золотым светом заходящего солнца и огранённый остроконечными пиками четырёхтысячных вершин. И это живая, ежеминутно меняющаяся картина – облака колышутся и сползают вниз, а солнце  уходит за горизонт.
Какое же счастье, когда у тебя есть возможность с помощью фотоаппарата запечатлеть этот подарок судьбы.
Отдельный раздел творчества Валентина Айвазова – составленные из нескольких кадров панорамные снимки горных хребтов. Они, как никакие другие, позволяют ощутить величие и безграничность окружающего мира.
То, что человек ощущает в такие минуты, Валентин Тенгизович попытался передать словами в эссе «Поэзия гор»: «Ты удаляешься сначала от города, потом от цивилизации, а потом и от её следов, проникая в девственность нетронутого мира, такого гармоничного и рационального, величественного и загадочного. Ты вновь осознаёшь себя частью космоса – огромного и крошечного в один и тот же момент… Стихия окрашивается светом. И оживает творение Бога – Земля под небесами. Такая вечная и скоротечная, прекрасная и хрупкая – наша Земля!».
Валентин Айвазов убеждён, что помимо таланта художника,  запечатлевшего  образ, у человека, который на него смотрит, должен быть талант восприятия. Помочь зрителю совершить собственное путешествие по этому произведению может словесная преамбула автора.
Сейчас Валентин Тенгизович готовит авторские текстовки ко всем своим фотокартинам, выставленным в санатории «Солнечный». Да не протокольные описания темы, а попытки воплотить в слове идею каждого произведения. И это в 55 лет!
– У меня творческих идей с возрастом всё больше – не успеваю их реализовывать! – сокрушается юбиляр…
Записал Николай Близнюк.
Фото Валентина Айвазова.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *