Ветеранская организация города Кисловодска подготовила Сборник рассказов “Великая Отечественная – в воспоминаниях очевидцев!” о поколении кисловодчан, которые родились накануне Великой Отечественной войны, и которых мы уже привычно называем детьми войны.

Ветеранская организация города Кисловодска подготовила Сборник рассказов “Великая Отечественная – в воспоминаниях очевидцев!” о поколении кисловодчан, которые родились накануне Великой Отечественной войны, и которых мы уже привычно называем детьми войны.

Некоторые из рассказов написаны самими очевидцами событий того тяжелейшего времени, другие оформлялись как краеведческая работа нынешними школьниками – членами краеведческого объединения города, которым долгие годы руководила замечательный педагог Стелла Петровна Корнетова, сама ребенок войны. О некоторых – написали корреспонденты «Кисловодской газеты», а также  друзья и родственники.

В любом случае – это записки о нашей истории, о нашем прошлом, о представителях поколения, детство которых проходило в самый трагический период прошлого нашей Родины. Этот сборник – наш скромный вклад в сохранение ПРАВДЫ о Победе, которую, в последнее время,  недруги нашей страны пытаются исказить и переврать. Публикуемый сегодня материал из этого сборника – о стойкости и мужестве нашей современницы – Баталовой Яхи Сулиевны, на долю которой выпали неимоверные испытания, принесенные фашизмом на нашу землю, и которые она  вынесла с честью.

Баталова Яха Сулиевна.

Родилась 21 января 1937 года седьмым ребенком в семье. Из-за слабого здоровья, детство Яхи большей частью проходило в детских санаториях  города Грозного, а не в семье. Из-за этого, в кругу общения маленькой Яхи  преобладал русский язык. Он для неё и стал родным, а не чеченский, хотя и его она прекрасно знала и знает.

Отца своего Яха не помнит. Из-за тяжелой формы туберкулеза он вскоре после её рождения умер в возрасте 40 лет. Отец, со слов матери, был образованным человеком, закончил Реальное училище в Грозном, и занимался дорожным строительством. Видимо по отцовской линии девочке передалась склонность к точным наукам, впоследствии переросшей в любовь к математике и физике. 

Мать Яхи закончила рабфак и работала кассиром в гастрономе. Чтобы содержать семью, матери приходилось много работать, по этой причине заботы о маленькой  Яхе лежали на братьях: (старше её на 12 и 8  лет).

С началом войны все, кто в Грозном мог в руках держать лопату, были отправлены на рытьё противотанковых рвов, которые являлись линией обороны столицы Чечено-Ингушетии. Впоследствии, когда фашисты приблизились к Грозному, эта линия противотанковых рвов была заполнена нефтью и подожжена.  Эти пылающие рвы не позволили вражеским танкам и другой бронетехнике и живой силе ворваться в город. Но фашисты подвергли город жестоким бомбардировкам.

– Я до сих помню пронзительное завывание сирен, – вспоминает Яха Сулиевна. – Братья тащили меня в бомбоубежище, я плакала, упиралась, не хотела туда идти.

Мама увезла нас в село Урус-Мартан, спасая от бомбежек. Чеченские дети приняли меня очень плохо, так как я не умела говорить на родном языке, хотя все понимала. Это им казалось странным.

В конце февраля 1944 года мать вместе с моим младшим братом ушла к родственникам в соседнее село на несколько дней по домашним делам, я оставалась дома со старшим братом Юнусом. В это время началась трагедия чеченского народа, так называемая депортация. 27 февраля всех мужчин собрали на митинг, туда ушел и брат Юнус. Там их всех и задержали. Вечером Юнус не вернулся домой, я ночевала дома одна. На следующий день меня из двора дома забрали военные, которым я рассказала свою историю: почему 7-милетняя девочка нахожусь одна. Они отвели меня к баракам, где содержались задержанные накануне мужчины и после долгих попыток отыскали в одном из них моего брата. Далее, собрав кое-какие домашние вещи, вместе с Юнусом мы были отправлены к месту назначенного нам поселения в село Серазек Талды-Курганской области.

Не хочется вспоминать всех ужасов нашей дороги на чужбину. Помогало только то,  что я, в силу малолетнего возраста, мало что понимала в происходящем.

По приезду к месту ссылки, брат был направлен на заготовку леса и приезжал к месту нашего проживания один раз   месяц, за мной же присматривали русские женщины, видимо воспитатели.

Спустя несколько месяцев нашего пребывания в Талды-Курганской области в наше село приехал какой-то чеченец, который разыскивал депортированных из Чечни. Он встретился со мной и в ходе беседы я сообщила ему все сведения о своей семье, которые знала: как зовут папу и маму, дедушку с бабушкой, где жили до депортации. Он оказался моим дальним родственником, который был выселен в село Беловодск, которое располагалось в другом регионе Казахстана. Он сообщил, что в Беловодске находится и моя мама с младшим братом. Они считали, что нас с Юнусом уже нет в живых.

Благодаря этому, наша семья смогла воссоединиться и мы стали проживать в уже все вместе. Мама работала продавцом ларька при маслозаводе, отпускала молоко, масло, сыры в детские сады, ясли, больницы. Юнус стал работать бухгалтером хлебозавода, хотя ему тогда было только 19 лет. Этой профессии его обучил двоюродный брат отца.

Все время депортации преследовала мысль о еде. И хотя мама и брат работали, еды не хватало. Тем более, что и мама, и брат постоянно помогали другим чеченским семьям, положение у которых было еще хуже, чем у нас.

В первый класс я пошла в Казахстане. Училась успешно, не взирая на то, что пугала мысль о том, что нам, депортированным, не будет дозволено получать высшее образование. Но все препятствия, благодаря семье, и другим добрым людям были преодолены. Получив аттестат зрелости, поступила в Киргизский государственный  университет на самый трудный факультет: физико-математический. Сказались отцовские гены и любовь к точным наукам.

Студенткой-отличницей  второго курса физмата  КирГУ,  Яха встретила радостное известие о возвращении репрессированных в родные места. Вскоре семья приняла решение вернуться домой,  в Грозный. По этой причине Яха перевелась из   КирГУ в Чечено-Ингушский педагогический институт на 3-ий курс физико-математического факультета, который вскоре успешно закончила, получив специальность «преподаватель математики и физики».

С этого времени началась плодотворная педагогическая деятельность Яхи Сулиевны, в которой ей пришлось трудиться как в обычной средней школе, так и в спецшколе-интернате. Наиболее успешной была многолетняя преподавательская деятельность Яхи Сулиевны в Грозненском государственном нефтяном институте где она преподавала как физику, так и весь математический цикл: высшую математику, математический анализ, начертательную геометрию и т.д.

За почти полувековой период – у заслуженного педагога Баталовой Яхи Сулиевны за спиной  множество благодарных учеников, которым она привила любовь к математике и физике, а также значительный отряд советских и российских специалистов-нефтяников, работающих на предприятиях нефтедобычи и нефтепереработки.

 Сергей НЕРСЕСЯН, руководитель первичной организации «Дети войны» Кисловодского городского Совета ветеранов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *